Волга – Онего – Шексна

2009

17.06.09.

Менделеево – Дубна –Волга. 130 км дорог, 10 км воды, первые соседи. Старшеклассники из Дубны, члены подросткового турклуба во главе с руководительницей «туристического воспитания» Тамарой Георгиевной никак не могут справиться в условиях непогоды с костром. По их просьбе Оленя «провёл мастер-класс» по основам «туристического дела», успех или неуспех которого (по его мнению) целиком зависит от поведения туриста, причём, как при общении с Природой, так и при контактах с людьми или другими представителями животного мира. То есть, это был рассказ о том, почему Оленя при его образе жизни до сих пор всё ещё не пропал где-то без вести.

И костёр запылал.

 

Оленя очень потом пожалел, что не обменялся с этими «парашютистами» контактами.

Груда неполадок. Поэтому за 20 км до Калязина встали на ремонт. Газит левый баллон. И сломался упор спинки. Два дня ремонтов.

У калязинского автомоста пересели на велосипед и уже через 30 км Кашин, а на другой день КесоваГора, Бежецк и Красный Холм. Дороги средней отвратности. Но въезд в Бежецк был отвратен абсолютно. Зачем-то ещё ему понадобились искусственные «лежачие полицейские», когда он и так был весь в сплошных (наверно, пьяных), но естественных? Колдобины, рытвины, ухабы и прочие дорожные удовольствия. Скорость, при этом, как для автомобилей, так и для велосипедов, среднепешеходная. Зато на выезде из города нас ждала удобная водоколонка с хорошим питьём. Стало быть, жаждой ближайшие километров сто мучиться мы не будем.

 

В Красном Холме попытались, было, посетить своих знакомых женщин, но дома их не оказалось.

 

Едем на Весьегонск. Тряска такая, что от одной из солнечных батарей оторвался провод. Впоследствии, за неимением возможности припаять, Оленя его просто приклеил (супермоментом с цианокрилатом), да так удачно, что потом, дома, даже пришлось изрядно потрудиться, чтобы эту «соплю» «распаять».

 

Моложский залив не стали объезжать по давно нам знакомым «устюжанским» пескам, а, срезав этот крючок (100 км), легко переправились через него (всего-то 8 км) по направлению на посёлок Красный Двор, что находится уже на противоположном берегу залива. Но там нас уже ждали – мухи лёгкого поведения…

Но с очень тяжёлым характером. Их было так много, что мы не раз пожалели о своём выборе. Зато отсюда есть дорога. Сначала это плотная гравийка (6 км), потом бетонка (15 км),  а потом  и асфальт (итого 36 км). А в награду за мытарства мы как-то сразу вдруг оказались на расстоянии вытянутой ноги от Череповца (50 км). Попутно познакомились с парнем, живущим в этом «Дворе», и потом, уже на дороге, встретились с ним ещё два раза. За то время, пока мы разбирались с мухами, грунтовками и бетонками, он успел съездить на своём джипе на работу в Череповец и вернуться обратно, и даже подарить нам бутылку кваса!

 

А-114 дорога тяжёлая. Вдруг впереди шевельнулся какой-то комочек! Оленя еле успел его не раздавить! Потом только, когда остановился и выхватил беднягу из-под колёс уже ехавшего следом тяжеловоза, стал разбираться, что же это было такое? А то был только что оперившийся, но ещё не летающий птенец не то дрозда, не то ещё какой-то летучей твари. Но как теперь с ним поступить? Взять с собой и везти на велосипеде? Но как? И чем кормить? Не ловить же на себя, как на живца, мух, с тем, чтобы потом, тщательно их разжевав, пичкать уже этой пастой посланного нам Богом младенца? Отнёс в лес. Хотя вероятности, что он там выживет, тоже не было никакой. Обочины дорог полны сбитыми птицами, и среди них, наверняка, лежали и родители этого птенца. А ведь он вышел со своей бедой к людям, как к последней инстанции, а люди (уже в лице Олени) бросили его на произвол судьбы. Не символично ли? Молящая о пощаде Природа перед безжалостным катком человеческой цивилизации.

Но что было делать?

 

Курс после Череповца не то на Белозерск, не то на Кириллов. После решим. А пока допрашиваем с целью выяснения  дорожной обстановки проезжую публику. Кто говорит, что дорога на интересующем нас отрезке (от Белозёрска до Липина Бора) уже хорошая, кто придерживается прямо противоположного мнения. Значит, опять выбираем направление на Кириллов с его 43 километрами не очень качественной бетонки. Зато въезд в город на этот раз (наверное, ради нашего проезда) уже заасфальтирован и сомнению не подлежит.

 

25.06.

И вот на траверзе Липин Бор. И здешние  «допрошенные» уже  и без пыток уверенно заявляют, что, да, дорога отсюда до Белозерска, по берегу Белого озера, в прежнем плачевном состоянии. Значит, не зря мы его объехали.

 

Куков Ро'дник. Освящённый источник-часовенка, дно которого завалено монетами. Напились и снова в путь.

 

Без существенных задержек проследовали и мимо речки Кемы, и мимо других речек и озёр, украшающих эту трассу.

А вот в Белом Ру'чье заверяют, что в этом году здесь начнётся строительство моста, после чего песчано-гравийный участок дороги около него, наконец-то, самоликвидируется.

 

Вытегра. Укатали-таки нашего «сивку» крутые вытегорские горки. На одном из подъёмов хрустнул стеклопластик левой каретки (переключатель скоростей). Но из, казалось бы, безнадёжной ситуации выход всё-таки опять нашёлся и, как оказалось, даже очень простой. Просто доломали надломленные непосильным трудом части каретки совсем, и перенесли все её функциональные детали, предварительно просверлив для этого отверстия, на новое место. Но поехали уже с осторожностью кота, только что сунувшего свою неумную морду в мышеловку. А ведь так не только без усов, но и без морды можно остаться. И помимо того, мигом сообразили, что у нас есть и ещё одна точно такая же каретка, а, стало быть, далеко на север, нам в этот раз забираться не след. Ну и ладно, потому что рядом, почти сразу после Вытегры,  Онего!

 

27.06

Точнее, пока только «впадающее» в него Тудозеро. У моста пересели на катамаран и через 10 км были уже на перешейке, разделяющем эти два озера. Место отдыха «вытегров» и «вытегриц». Их здесь в этот субботний вечер собралось не меньше, чем в самой Вытегре. И очень сердиты на Шойгу, который оттяпал у них почти всю эту девичью косу-перемычку-красу в пользу своей спортивно-тренировочной базы МЧС. Вторая такая же, говорят, строится и на Байкале. Тут же прикормился и ГИМС, стоящий на страже правил судоходства и поведения на онежских водах маломерных (как, например, наше) судов. Поэтому «маломерные» (в том числе, и мы), чувствующие за собой какой-нибудь грешок, к ним на рожон не лезут, а лезут из Тудозера в Онего и наоборот прямо через перешеек. Песчаный волок не более 10 м длиной. Все эти сверхсекретные сведения были нами добыты от «вытегров» Георгия, Галины Александровны, Жени, Гали, Тани и других членов их «прайда», по неосторожности оказавшихся нашими соседями и по перешейку, и по этому чудному онежско-тудозёрскому вечеру. Утром в сырое и уже холодное воскресенье они уехали, оставив нам на «искушение» изрядное количество не употреблённых ими продуктов. И мы их, конечно же, с удовольствием «искусили». С продуктами и в дальнейшем у нас проблем не будет. На брошенных людьми стоянках можно найти всё. Кризис, кажется, наших людей не коснулся. И мы без страха, стыда и сомнения мародёрствуем. Не морочить же себе голову поиском магазинов на малонаселённых берегах озера? Так что, кому кризис, а кому «круизис».

 

Ольково. Высокая гора Андома, и на ней маяк. Красивое место. Позже Олене сказали, что это одна из достопримечательностей России. Но когда мы попытались, было, подобраться к ней поближе, озеро вдруг заволновалось и к берегу нас не подпустило.

И устье реки Андомы, игнорируя, мы тоже обходим далеко в озере. Ветер с моря, а при таком раскладе волн по прибрежному мелководью плыть не очень уютно. Можно так обстукаться об дно, что в баллонах воздуха не останется.

 

29.06.

 Стоим на красивом высоком сосновом песчаном обрывистом берегу. Еле взобрались. А неподалеку, согласно карте, должно быть устье Куку-реки.  Это один из рукавов Андомы. Но реки нет. Есть только одно «ку-ку». Река же, так и не найдя пути к озеру, потерялась в песках. Река! Ты где?

30.06.

Муромское озеро. А на перемычке, отделяющей его от озера Онежского, стоит Муромский монастырь.

А на берегу 3 свеженьких катамарана. Москвичи из Подмосковья. Вчера мы эти паруса уже видели, но далеко впереди. И говорят, что  монастырь для посещения открыт, но нужно поторопиться, потому что скоро вечерняя служба, а после неё теремок закрывается на замок.

 

И прямо с корабля, даже не переодеваясь, Оленя туда и направился.

Зря он так сделал. Нечего было соваться со своим «неуставным видом» и своей гордыней в чужой монастырь. Получили заслуженную отповедь.

 Но на перемычке живёт ещё и Толя Буряк. Как же было Олене его не посетить. 4 года назад он, одарив меня своей бесценной шляпой (взамен утерянной), спас бедную оленью головушку от нестерпимо жаркого онежского солнца. Жив и его безногий кот, которого когда-то Толя вытащил из капкана. Так что мы с этим котом теперь вечные Толины должники.

 

А уже вечером Бесов Нос (где «бесов» хоть отбавляй). А рядом ещё и Гажий Нос (а там живут одни только «гады»), и мыс Кладовец, и острова Гурия – и всё это сплошная «бесовщина» и «гадовщина». Петроглифы 5- и 6-тысячелетней давности.

 

Здесь же из-за шторма на два дня задержались и наши земляки-«парусята». Мы с ними идём параллельными курсами, но не соприкасаясь, как два параллельных мира.

Устье Водлы. Там порт Шальский и магазины. Но в них можно попасть и без захода в порт. От водокачки (за 2 км до устья Водлы) в посёлок идёт хорошая грунтовка, и менее чем через километр – вот он, магазин. И всё есть.

 

Избавив, наконец, «землячков» от своего мельтешения перед их глазами (они и тут оказались рядом), идём дальше на север. Минуем устье Водлы. Но – скоротечный шквалистый ветерок – и мы в глубоком заливе, выбираться из которого потом пришлось мучительно долго. Идём, буквально влипая в берег, и вдруг натыкаемся на свою старую стоянку. 4 года назад, так же, как и сейчас, здесь нас остановил шторм.

 

Но что это? По пляжу вдруг прошествовала свинского вида дамочка. Тем не менее, к берегу подходим. Всё изрыто. Раньше такого «свинства» здесь не наблюдалось. А вот возвращается и она, местный «пахарь» и «ударник свинячьего коммунистического труда» в одном рыле. Кроме того, у неё свежие соски и брюхо чуть не до земли. Значит, она ещё и будущая «мать-героиня». И идёт прямо на нас! Но агрессии в очах, вроде, нет. Тем не менее, мы, то есть, Оленя, всё же храбро отступаем в воду к катамарану, не забывая при этом судорожными ручонками распаковывать фотоаппарат.

У неё, наверное, были хорошие намерения, но, увидев наше позорное бегство, она остановилась и, одарив Оленю презрительным взглядом (какой был бы кадр!), сделала разворот на 10 румбов в бок и ушла. И только тут наш фотоаппаратик, наконец, выбрался из футляра, заморгал глазом и начал вдогонку злобно щёлкать и лязгать зубами. Запоздалая реакция, но один из снимков, кажется, состоялся.

 

Конечно же, останавливаться на ночь здесь не стоило. В подтверждение тому,  тут же, за поворотом, натыкаемся на новенький столб с грозной надписью: «Воспроизводственный участок! Приставать к берегу и к кабанихам запрещено!!!» –  Ну, что-то вроде. А ещё чуть подале обнаружились и домики обслуживающего этих свинок персонала. Вот оно что! Значит, моя свиноматочка с людьми знакома и приняла Оленю за одного из них. Но не  на того напала!

 

И ещё 10 км по штормующему озеру, но чтоб только подальше от этого распрекрасного места.

 

4.07.

Вдруг землю из-под наших ног как будто кто-то попытался выдернуть! И только через мгновение Оленя услышал и взрыв. Но это ещё не было началом ожидаемой всеми катастрофы. Просто в двух километрах от нашей стоянки разбирали на камушки обречённую на заклание гору'шку, наверно, собираясь соорудить из них более монументальные сооружения, чем была сама эта гора. Какая наивность!

Но осадок остался.

 

У острова Луки нас снова нагнали наши «параллельные». Было это в два часа ночи, и Оленя не стал вылезать из своего «чемодана», чтобы не вызывать у них излишнего изумления. Ведь снова увидеть перед собой постоянно путающегося у них под ногами вредного старикашку – испытание не из лёгких. Конечно,  это было бы жестоко, но Оленя ведь не нарочно!

 

                                             Обратный отсчёт                                            

7.07

Всё! Хватит с нас Северов. Сегодня, не дождавшись от Онего ни тепла, ни любви, пускаемся в обратный путь. Всё это время дули холодные северные ветра, перемежающиеся  короткими, но впечатляющими дождями. Не интересно. И даже скучно. Да, и программа испытаний нового «проходимца» вроде выполнена. Да, и мало ли чего ещё? Вчера, правда, день стоял солнечный и безветренный, но и мы простояли его в днёвке в 8 км от пос. Песчаное (то есть, от места, где дорога почти соприкасается с озером). Теперь вот надеемся на попутные ветра.

 

Не тут-то было! Ветер, видимо, осознав свою вину, решил смилостивиться над нами и, наконец, задул с юга. То есть, опять навстречу! Какое лицемерие! Тем не менее, мы, видимо, не заметив этого издевательства, за первый же день оттопали 58 км и очутились в устье Чёрной речки (опять у Бесова Носа). Можно было бы и ещё, но и без того сумасшедший ветер к вечеру усилился.

 

Здесь много народу. Вот группа из Тамары, Миши и Сергея, что прикатили сюда на рыбалку из города Алексанрова. На неё они выходят в море как на работу. С утра и до вечера, и только с перерывом на обед и сон, они что-то там ловят.  Потом, вернувшись из-за горизонта, что-то засаливают. И только после всего этого, в оставшееся от трудов время, замечают, что их трудодни сводят на нет чайки, эти белые вороны Онежских побережий, которые давно уже ловят рыбку не в море, а живут грабежом, промышляя на оставленных без присмотра стоянках человека.

 

А вот и местная молодёжь. Они из Каршево, селения, что в 17 км отсюда, и стоящего на той же Чёрной речке. К нему есть дорога, но разбитая дождями и машинами. А от Каршево к автотрассе идёт уже асфальт. Хорошие ребятишки, с неиспорченной новыми веяниями и верованиями психикой.

 

Не дождавшись погодных улучшений, через сутки мы двинулись дальше на юг. Но к середине дня пройдено только 25 км. Нет, так дело не пойдёт. Вот снова рядом Муромское озеро, а там речка Гакугса, по которой тоже можно выйти к шоссе. 4 года назад мы это уже проходили, но в обратном порядке. Надеемся теперь, что и в прямом не заблудимся.

 

Но Оленя предполагает, а Онего располагает. Во-первых, ещё раз сменился, усилившись до штормового, ветер и, в наказание за все наши грехи, стал дуть с Востока.То есть, опять в лицо. Но ведь сзади у нас уже камыши и коряги, а нам туда никак не хотелось. Во-вторых, попробуй-ка в этих условиях найди устье реки, впадающей в озеро ещё и сквозь фильтр всех этих камышей?

Выручил навигатор. Карта Карелии, заложенная в нём, оказалась достаточно правдоподобной даже в масштабе «50 м». Она и вывела нас на чистую воду. И вот 22 км «извивательств» по «извилистой» речке, и мы на шоссе.

 

10.07.

 От Гакугсы до Вытегры почти приятная дорога во всех отношениях. Вокруг леса. Но от возможных домогательств человека они защищены глубокими кюветами. Невозможно въехать в него даже на велосипеде. И поделом. Коли кто не выучился приличным манерам в своих городах, то и в лесу ему нечего делать.

 

 За 4 км до озера Тудозеро идёт строительство новой дороги. Это МЧС проламывает сквозь лес подъезд к своей базе на Онежском озере. Строят основательно и стремительно. Вот почему и в Белом Ручье, наверно, мост, наконец-то,  будет возведён. Он теперь нужен МЧСу. Да, и вся эта дорога от Вологды до Медвежьегорска по той же причине будет, наверно, выглядеть более пристойно.

 

Но избежать наказания дождём нам всё-таки не удалось. Начался он в Вытегре и гвоздил нас потом до самого Белого Ручья, то есть, на самых проблемных участках этой дороги. На ночь устраивались на одной из наших прежних стоянок тоже под дождём. Только три недели назад нам здесь светило солнце, а сегодня, чтобы хотя бы ночью остаться сухим, Олене пришлось (опять же под дождём) раздеться донага, и только в таком виде он и посмел влезть в палатку. Утром всё пришлось повторить в обратном порядке, то есть, вылезть голым из палатки (на ходу хватая клещей) и снова под дождём влезть в свою мокрую спецодежду.  Потом в дороге, хотя и под дождём, но всё высохло. (Прим. Олени: в этом абзаце упоминание о дожде прозвучало 5 раз, это для усиления эффекта).

 

А встретившиеся «Жигули», между прочим, просят заглянуть к ним в гости на Ковжское озеро. Что ж, заедем, о нём мы наслышаны. На него можно попасть либо от поворота на Анненский Мост, там из Ковжского озера вытекает река Ковжа, либо через десяток километров дальше, сделав поворот на Рюмино.

 2 км по гравийке – и вот оно, озеро. Но чтобы попасть в само Рюмино, где нас и должны были ждать на мосту через заливчик, надо проехать ещё полтора километра.

А нас никто и не встретил. Видимо, «высокие договаривающиеся стороны» не совпали во времени. Но озеро, тем не менее, красиво, даже несмотря на присутствующую и здесь пасмурность. Там мы устроили себе обеденный перерыв.

Завершился этот день событиями у Кукова Родника. Мы почему-то предположили, что уж ночью-то людей здесь не будет. Но жажда она и ночью жажда. А в результате было не до сна.

 

12.07. Воскресенье.

В Липином Бору День Рыбака. На пляже полно народу. Но пляж какой-то странный. В воду он уходит не песком, а смесью «минералки» с «органикой» (то есть, песка с чернозёмом). И чтобы выбраться на чистую воду, метров 10 надо брести, по колено увязая  в этой жиже. Правда, под ней дно твёрдое.

 

Да, нам опять захотелось поплавать, и, свернув себе шею со своего же генерального направления, мы и оказались на Белом озере.

Жарко. Баллоны, закаченные на берегу горячим воздухом, на воде через некоторое время обмякли. Мы их подкачали. А через полчаса они снова обмякли! Уж не травят ли? Надо было подаваться к берегу. Но вот беда, приставать было некуда, все берега и все подходы к ним завалены лесом.

Пришлось вспомнить, что много лет назад, проезжая на велосипеде из Белозерска в Липин Бор, мы ведь однажды уже ночевали на берегу Белого озера. Значит, надо искать устье речки Ухтомицы. Именно там и нашлось для нас пристанище.

А баллоны и не травили, просто их надо было ещё разок подкачать.

 

13.07

Но вот и Шексна. Она начинается торчащими из воды останками церкви. Аналог калязинской. Но та, как на постаменте,  стоит на довольно высоком островке, а эта затоплена по самый фундамент. И в Шексне  нет течения! Неужели это уже водохранилище? И у первого же парома (дорога из Белозерска на Липин Бор) местные пацаны подтвердили это подозрение.

 

Когда в городке Шексна, что недалеко от Череповца, построили плотину, то Шексна (река), быстренько выйдя из своих низменных берегов, хлынула в Белое озеро и подняла в нём уровень воды на метр! Вот почему берега в нём так забаррикадированы упавшими в воду деревьями. И вот почему в Липином Бору такой чёрный пляж. Но канал был нужен, как нужна была и электроэнергия, которую и можно было в то время получить, в основном, только из воды. В том числе и такой ценой. А значит, не Олене судить предков за их непредусмотрительность  и прочие грехи роста.

 

Второй паром. А это уже дорога из Белозерска на Кириллов. Здесь только и удалось выбраться на сушу для просушки и обуздания своих распоясавшихся мыслей и чувств.

Но одна из ожидающих паром иномарок вдруг заговорила с Оленей вполне человеческим голосом:

   Мы вообще-то туристы из Спб, а стоим на острове около Гори'ц в 9 км отсюда, и зовут нас Денис и Аня, Мариша и Саша, и мы вас приглашаем в гости.

Озадаченные такой «железной очеловеченностью», мы, конечно же, не смогли отказать.

 

До Гори'ц  оказалось 18 км и ещё оказалось, что у этих Гори'ц, в отличие от тверских, ударение делают на втором слоге, а не на первом. Но место было чудесным. Некоторые полузатопленные Шексной гори'цы здесь стали островами, у подножия других живописно расположился Горицкий женский монастырь (куда ссылали своих лишних жён Иван Грозный и Пётр Первый). А с горицы Ма'уры святой отшельник Кирилл когда-то увидел место, где он решил потом обосноваться, чтобы заняться пустынничеством. Теперь это Кирилло-Белозерский монастырь, и до него от Гориц всего 7 км.

 

Но сотворённых человеком островов Богу, наверное, показалось мало, и года два назад он наслал на них смерч, который разорвал один из этих островов надвое, и сотворил таким способом из одного острова ещё два. И это чудо теперь тоже одна из местных достопримечательностей.

 

Санкт-Петербургская молодёжь (некоторые из них с местными корнями и акцентами), несмотря на свою плакатно-художественную ценность и деятельность (вывески над магазинами, туалетами и т.д.), и  которая, по их уверению, еле сводила их финансовые концы с концами их аппетитов, тем не менее, к Олене оказалась весьма толерантна. Она ловила для него на своих лодках-иномарках рыбу и кайф, потчевала ими Оленю, давая закусывать запечённой на костре (по их же рецепту) картошкой и ублажая при этом его слуховую косточку, расположенную во внутреннем ухе Олени, песнопениями под гитару.

 

Но через сутки, всё же решив, что и катамарана с него уже хватит, Оленя снова оседлал велосипед. И хотя можно было ещё плыть, да плыть, его велосипед отбыл (не забыв прихватить с собой и хозяина) через гори'цу Мауру по уже заасфальтированной Кирилловой тропе по направлению к Кириллову. Просто не хотелось портить хорошего впечатления от хорошего места и хорошего общения, и потому ещё, что последующая часть пути по неудавшемуся водохранилищу выглядела бы сказочно безрадостной –  обширное мелководное пространство с по уши заболоченными берегами.

 

Мимо града Кириллова, как мимо острова Буяна. Точно так же, как и мимо Череповца (по не доведённой до ума трассе А114). Потом транзит через Устюжну и Сандово. На всё это ушло 2 дня. Но и здесь нас ждал приятный семикилометровый сюрприз. Песчаный въезд в Тверскую область, наконец-то, был заасфальтирован! Сколько раз здесь Оленя глотал высококалорийный тверской песок! И вот, наконец, произошла эта долгожданная смена декораций. Спасибо за «не за что»!

 

Спасибо и за чернику, которую преподнесли Олене в Сырцевке (где-то на подъезде к Бежецку) придорожные торговцы лесными сладостями Люба и Олег (отец и дочь). Им было скучно, а тут прямо в руки такая дичь, причём, на колёсах, которая, к тому же, неизвестно откуда припёрлась. Так что черника – это что-то вроде платы за любопытство. Но оно у них здоровое, и Оленя его с удовольствием удовлетворил.

 

Затем послебежецкая пробежка по ещё неразбитому Бежецкому шоссе (вот это шоссе к себе располагает). Заправка водой у святого источника имени Илии Пророка. Ночёвка у моста через Медведицу. От речки, по которой когда-то Оленя сплавлялся, почти ничего не осталось. Высохшее песчаное ложе с пунктирными отпечатками воды – вот что такое Медведица сегодня. Потом, держа уже курс на Кимры, мы в Проказово приблизились к ней ещё раз –  но вместо воды увидели только зелёную ленту камышей. Что мы делаем с Природой? И что потом она за это сделает с нами?

Но ещё две ночёвки – и мы дома.

 

Послевкусие

Недавно Оленя связался с питерцами, и они ему про наше «горицкое сидение» прислали груду фотографий. Некоторые из них, с разрешения авторов, Оленя тут же и «выложил».

Но и эта радость не оказалась последней. Оленю «нашли» и дубненцы (вернее, нашёлся общий знакомый, который нас и скоммутировал), и тоже завалили фотографиями, и некоторые из них в этом тексте присутствуют.

Всем большое спасибо!

X