Славное море плюс…

Описание: 2002-86a                                                                                                        

Описание: 62-02a\Байкал-2002/

 

Исходный настрой

 

Опять лето. Опять оно будет жарким и беспощадным. Рвусь нырнуть с борта Планеты куда-нибудь, где не так беспощадно. Как крыса с тонущего корабля. И не только от жары, а и от того неминуемого, что всегда рядом, как  апоплексический удар, и что всегда заслужено, как апокалипсис.

Но ведь это же опять в Планету! А, значит, где бы я ни вынырнул, всё равно опять окажусь на обречённой меня терпеть Земле. А, значит –  как ей от меня, так и мне от неё – не спастись.

Путешествуя, наблюдая Природу и людей, сравнивая историю и современность и, в конце концов, размышляя, я пришёл  к печальному выводу: Земля на краю пропасти. А  толкаем её туда мы, люди. И дело встало лишь за одним последним малюсеньким толчком.

 

Описание: 6-02aТехнический прогресс отнюдь не способствовал нашему нравственному росту. Скорее наоборот. Он нас развратил. Мы стали агрессивнее. И во имя его, и во благо его (читай, во благо своего блага) теперь, уже точно, никого не пощадим, будь то отдельные незадачливые индивиды, будь то отсталые страны, будь то совсем уж никак технически не вооружённая Планета. Мы почувствовали безнаказанность.

Но это чревато. «Воцаряя» в себе божков, мы и не заметили, как перекосили, перенапрягли Планету и перекосились сами. И вот-вот что-то произойдёт. Да и могло ли получиться иначе, коли сам процесс, само «воцарение» происходило безалаберно грабительскими методами?

Описание: 13-02aДля его реализации энергетические мощности со всего мира, от полезных ископаемых до человеческих мозгов были стянуты только в некоторые привилегированные места, в так называемые «развитые» страны и центры. Стянуто было всё, вплоть до полного обескровливания остальных регионов Планеты, до полного истощения Земли. Но изъятия и бессистемные перемещения по Планете таких мощностей не проходят безнаказанно. И это уже привело  к разбалансировке системы. Внутри Планеты и на её поверхности (среди людей) возникли страшные напряжения. Перенапряжения непомерно разросшихся пирамид.

Кстати, что бы мы ни делали, всё почему-то получаются пирамиды.  От египетских до той, что у нас  связана с именем Мавроди (не к ночи будь помянут). Пирамиды-города. Пирамиды-государства. Финансовые и законодательные пирамиды. Вот и свою техническую цивилизацию мы построили по принципу пирамиды. Почему же с маниакальным ожесточением мы их воспроизводим? Даже не успевая уворачиваться от обломков предыдущих? Потому что по-другому мы уже и не можем. Ведь пирамиды – один из атрибутов нашей «животности».

Да, мы всё ещё животные и живём по законам животного мира, хотя теоретически, конечно, эволюционируем и, может быть, когда-нибудь людьми и станем (5% человеческих генов мы уже насобирали, осталось изжить всего лишь 95% животных).

Но если успеем, если не дадим себя погрести под обломками наших же пирамид, не  постаравшись своевременно выйти из зоны их зоологического Описание: 15-02aочарования!

Да вот что-то затоптались мы на месте, а если и движемся, то, скорее, уже  в обратном направлении. И как бы нам не потерять и те несчастные 5%, что и делают нас пока похожими на людей.

Не обижайтесь, люди,  но не получается пока из нас людей.

 «Но если дорога не ведёт к храму, зачем она нужна?»

 

И несколько актуальных реминисценций из нашего недавнего и очень «недалёкого» прошлого, но на очень близкую и современную тему:

1. «Какое бы оружие на Земле ни было создано (разумеется, для защиты от врагов), со временем, но непременно оно оказывалось и в их руках». История тому свидетель. Значит, и современное оружие у них будет. Это закон. Оружие, которое мы создаём, всегда стреляет в нас.

Описание: 24-02a2. Ещё на заре прошлого века один наш «общий знакомый» как-то обмолвился: «Капиталист ради собственной наживы продаст даже верёвку, на которой его же потом и повесят» (я уж не произношу этого имени, чтобы не вызвать содроганий у особо катаклизмочувствительных людей). Но, к сожалению, он оказался прав. Я бы только в этой аксиоме заменил слово «капиталист» на более соответствующее сегодняшней действительности словосочетание  «современный человек». И это тоже закон нашего «звериного» мира. Цена нашей жизни равна цене нашей нравственности.

Описание: 11-02a3. Все войны, которые когда-либо велись на Земле, захватнические или освободительные, «за» или «против», справедливые или только цинично прикрывающиеся лозунгами о справедливости, в первую очередь и всегда были войнами с Земным Шаром. И нам не хватало только технических средств, чтобы окончательно с ним, нашим шариком, разделаться. Теперь они есть. И война  с применением нынешнего оружия (да при нашей-то нравственности) уже может стать для него последней! Да с такими «богатствами» нам теперь, как человеку, принявшему слабительное в качестве снадобья от кашля, не то что воевать –  кашлянуть уже нельзя, а мы всё еще петушимся, всё ещё грозимся с помощью своих сверхмощных бомб избавиться от «зла». Но насилием  «зло» не осилишь, потому что оно сидит внутри каждого из нас. Это пытался нам втемяшить ещё Л. Толстой, да посмеялись мы над стариком.

Описание: 27-02aЧто ж, посмеялись, теперь пора  собираться, за нами, кажется, пришли. И если сегодня этого ещё не случилось, то завтра обязательно произойдёт. Рано или поздно, но оно должно будет случиться, потому что все предпосылки для этого созданы.

 А случится всё это, к сожалению, тоже «в рамках закона», который можно будет (обобщая предыдущие) сформулировать так: «Животный уровень сознания и высокие технологии несовместимы, всегда входят в конфликт и при определённом развитии взаимоотношений приводят к взаимному уничтожению».

И это будет последний закон, с которым успеет на практике «ознакомиться» человечество.

 

Но у нас путешествие.

 

I. Славное море

Как родная меня мать провожала

(Исходные потрясения)

Описание: 92-02a

8 июня.

Вот с такими настроениями взяли мы билет до Иркутска.

Итак, на Байкал. Но поезд  улан-удинский. Мы выбрали его из экономических соображений. Иркутские поезда намного дороже.

Описание: 20-02aОленя давно уже собирался проверить возможность доставки своего хозяйства в начальную точку путешествия (точку отсчёта) поездом. И вот:

8 июня 2002 года. Казанский вокзал.

Но вход на перрон преграждают люди в униформах:

- Вам надо взвеситься. У Вас явно больше 36 кг.

Да, Оленя знает, что «пассажир имеет право взять с собой только 36 кг груза». Но всегда это была лишь проформа.

- Ну, хорошо, Я доплачу. Сколько?

- С Вашим весом (у нас оказалось около 50 кг) нужно брать второй билет.

- Не может быть!

- Ладно, давайте 700 рублей (50% стоимости билета!), и мы Вас пропустим.

Понимаем, что это обыкновенное вымогательство, но разбираться некогда, поезд вот-вот отойдёт.

 4 молодца в чёрных униформах, они почему-то Олене напомнили эсэсовцев с их классическим: «Матка, давай, давай! Яйки, сало, млеко. Всё давай!». На бумажку, которую они нам выдали (у них ещё и бухгалтерия!), проводники, студенты из Улан-Удэ, даже не взглянули.

Описание: 3-02aТак проводила нас Москва.

И это всего лишь эпизод, подтверждающий закономерность. Москва – один из центров цивилизации,  одна из пирамид, куда стаскиваются богатства России (в данном случае). И участвуют в этом  «благородном» деле здесь почти все, от нищих попрошаек до видных государственных деятелей. Здесь все делают деньги. Из чего? Разумеется, из «лохов». А  «лохи» для Москвы –  вся Россия.

Вот и мои молодые попутчицы попались. Одной помогли поднести к поезду вещи, шепеляво попросив за это Описание: 21-02aвсего «триса» рублей, а потом оказалось, что они говорили не «тридцать», а «триста». Другой не додали крупную сумму сдачи в торговой палатке. Не помогло и то, что она пересчитала деньги «не отходя от кассы» и в присутствии свидетелей.

Но мои соседки – прелесть! Лариса едет в Баргузин, Лена до Новосибирска, а с Катей вместе сходить. Дамы, приятные во всех отношениях.

 

Знакомство

 

 

12 июня.

В Иркутск поезд прибыл в 5 часов утра и стоял там 20 минут. А за это время прямо на платформе Оленя успел собрать велосипед и для проснувшегося вагона устроил «демонстрационные полёты». Публика была в восторге.

 

Расспрашиваем о дороге. Рассказывают, но пугают Байкалом, Ангарой. Говорят, сильное течение. Это в водохранилище-то? Говорят, что  у Шаман-камня, то есть, у места, где начинается Ангара. Что-то не верится, но к Байкалу решаем ехать велосипедом (70 км).

Описание: 2002-41bСолнечное утро неожиданно сменилось дождливым и туманным днём. Пришлось экипироваться. Дорога напряжённая, горки сплошные. С такими наш велосипед в Подмосковье не сталкивался. Тормоза работают на пределе. Пришлось им в помощь отрядить каблуки. Так, на ногах, и въехали в Листвянку.

 

Описание: 76-02aНо где же течение, которым нас так усердно пугали? И чего послушали обывателей? Надо было плыть.

На то и сотворено было водохранилище, чтобы сделать Байкал судоходным до Иркутска. А ведь сначала хотели взорвать этот камень, говорят, даже туннели успели под него прокопать. Но вовремя одумались. Ну, смели бы валом воды с лица Земли несколько деревень, включая и Иркутск? Ну, понизили бы на несколько метров уровень воды в Байкале, то есть, потеряли бы несколько сотен кубических километров самой образцовой воды в мире? Но судоходной Ангара в этом месте так бы и не стала. Зато Байкал, пораненный, оскорблённый и осквернённый, тем прежним Байкалом быть бы уже перестал.

Листвянка – узкое, длинное поселение вдоль моря. А к воде не спустишься, дорога с ограждением. Но всё-таки отплыли. Дождь так и не прекратился.

Неласково встретил нас Байкал, сурово. Но имел право. Пришлых надо испытать.

 

Первые гребки

 

«Пришлые» отплыли от Листвянки всего километров  пять и встали на первую заслуженную байкальскую стоянку. День оказался тяжёлым, и надо было отдохнуть. Да и определиться. Да и разборкой «полётов» не мешало бы заняться. Да и за продуктами в Листвянку ещё придётся вернуться, так как сегодня под дождём закупать ничего не стали, но раз уж магазин у воды, то и решили сделать это на другой день, предварительно обдумав, а чего же нам, собственно, хочется.

 

13 июня.

Утро с солнцем, но не надолго. Из Листвянки приполз туман и стал вбираться в расщелину возле нас. Нас, правда, не тронул.

Но надо возвращаться к магазину. Впереди их не предвидится, поэтому закупаем много, ведь нам «на троих». Потом, сидя у воды, на катамаране, сыпучие продукты, смакуя, долго пересыпаем в пластиковые бутылки. Вокруг бродят любопытные «организованные» туристки. Вот одна из них, поинтересовавшись, куда это мы так много накупили, начинает охать:

- На Байкал в одиночку! Да Вы знаете, какие там штормы! Одна «сарма'» чего только стоит. А берега – сплошные каменные стены, и спрятаться негде. Вы бы хоть властям сообщили, что идёте на Байкал.

- Этого нам только не хватало.

- Ну, сходите в церковь, здесь рядом, купите образок, помогать будет.

- Ну, а если не схожу и не куплю?

- Тогда Господь Вас сохрани.

- Вот и спасибо.

Один только раз, пожалев людей, Иисус, ради их спасения, слазил на крест и принял на себя муки за их прегрешения. Но предприимчивое человечество, намотав себе это на ус, тут же смекнуло, что теперь оно может грешить и пакостить сколько кому угодно –  Он простит, а все наши грехи примет опять на себя. А в случае чего можно и снова повторить этот так понравившийся всем фокус с крестом. И определило Бога на службу!  И вот, научилось даже приторговывать его услугами.

Потакание нам на пользу не пошло.

Нет уж. С Богом я как-нибудь сам, без посредников договорюсь, без попов и прочих коммерсантов.

 И чего они нас все пугают? Упаси нас, Господи, от сердобольных доброжелателей. А уж от штормов мы потом как-нибудь сами отмахнёмся.

Вторые гребки

 

Вторая половина того же дня.

Ветер дует встречный. Прошли всего ничего – и на обед. Оленя пополз вверх по обрыву за дровами, а наткнулся на «ходячих» туристов. Парочка Описание: 33-02a1французов, не говорящих по-русски, зато с ними «наш» проводник и переводчик Саша Овчинников. Вот с ним и поговорили. Что поделаешь, подрабатывает он таким образом. Вот они, на фото.

Но ветер сильный.

 

14 июня.

Удивительно, но Олене всё почему-то кажется, что от дома мы отъехали недалеко. Видимо, из памяти выпадает «вырубленное» поездом расстояние.

 

 В Больших Котах купили картошки. Она такая же старая и сморщенная, как и продававшая её хозяйка. Здесь же находится и лимнологическая станция, но что это такое, мы, допустим, не догадались, поэтому покупать не стали.

 

Большое Голоустово. Уходящая далеко в море тонкая песчаная коса. По ней бродит старик. Он в лохмотьях и всклокочен. Наверное, обезумевший бомж. На этой же косе, неподалеку есть и другие люди, но на старика никто не обращает внимания. К этому явлению привыкли и здесь.

 

Виталя

 

Ночёвка в роскошном недостроенном коттедже, в гостях у сторожа этого строения. Его зовут Виталя Ковалёв. Ему 50. Профессиональный охотник. Взял Оленю с собой проверять сети, а в них запуталось-то всего лишь два хариуса. Сходили и на его охотничьи угодья, где у него «закрадки» на изюбра. На опушке леса он выкопал ямку, насыпал туда соли, прикопал и полил водой. Изюбр придёт и начнёт лизать землю, а Виталя из «закрадка» его «щёлк» – и убьёт.

А попутно в сырой расщелине набрали черемши! Оленя от выпавшего на его долю счастья чуть не сошёл с ума. Ведь по этому деликатесу, по сиОписание: 31-02aбирской черемше (по сравнению с которой кавказская и всякая другая, что продают на рынках в Москве, просто трава), у него почти ностальгия. И вот такой Описание: 28-02a1подарок.

 

«Морок» - тучи с горизонта.

 «Верховик» - ветер с гор, с северо-востока, но небольшой.

 «Горняк» - тоже ветер с гор, но шквальный.

С противоположного берега, по руслам рек Баргузин и Селенга', на Байкал дуют, соответственно, «баргузин» и «селенга'». Есть ещё «култу'к» - ветер с юго-западной оконечности Байкала, где впадает Култу'к, и «сарма'», дующая по руслу одноимённой речки, что впадает в Байкал напротив Ольхона. Самый, между прочим, из всех свирепый ветерок –  внезапный шквал, напоминающий новороссийскую «бору» и сметающий на своём пути всё, что не успевает спрятаться. А укрыться не успевает никто, так как спектакль без всякой предварительной репетиции и афиш, при абсолютно чистом небе и в любое время дня и суток может разыграться в течение двух-пяти минут!

Все эти знания Оленя приобрёл у Витали. Но пока они умозрительны. Проверить же их истинность на практике нам ещё предстоит.

А ещё у Витали очень необычный котёнок. Он не желает расставаться с хозяином ни на минуту. Вот мы без него на лодке пытаемся выйти в море, и Описание: 84-02aтот, вопя, уже мечется по берегу, потом бросается в воду (при температуре не выше 8°С) и, не думая об опасности, Описание: 86-02aплывёт к нам  прямо под лодку. Оленя еле сумел её затормозить, так как на мелководье для кота это закончилось бы плачевно. Бесстрашная скотина! А ночью он Оленю всего обмурлыкал. Видимо, что-то понял. «Мурзик»!

 

Песчанка и Бугульдейка

 

15 июня

Кажется, в погоде мы начали обнаруживать некоторые тенденции. Утром сияет солнце. Часам к 10 его уже нет. Ему на смену приходят либо туманы, либо дожди. После 18 часов солнце на Байкал возвращается. Иногда.

Сегодня классический тому пример. Уже к 11 часам солнца нет. А  вот нас начинают настигать и грозы. Мы, конечно, были готовы уступить им дорогу, но эти «грозные дамы» всё решили по-своему и несколько раз всё-таки сумели нас потрясти. Правда, под одну из них Оленя поспал, под другую пообедал, а вот под третью, с градом, уже пожалел о своей легкомысленности. Но когда же наступит тепло? Или его здесь не бывает? И спать холодно. Оказавшиеся поблизости рыбачки вносят ясность и в этот вопрос:

- Лето здесь смещено на осень.

 

Описание: 87-02aО! А какая красота ждёт нас впереди!

Описание: 107-02Бухта Песчанка. Турбаза. И очень выразительные скалы. Не скалы, а произведения архитектуры. Сторожевые башни. Охраняющие входы к песчаным пляжам всадники-стражи. На одной из вершин взмахнул крыльями каменный орёл. Пока, разинув фотоаппаратом рот, на всё это любовались, к нам пожаловали и настоящие стражи:

- У Вас есть разрешение на посещение национальных парков Байкала?

- Нет, а где его надо брать?

- Покупать в Иркутске.

- Но мы с вокзала и своим ходом прямо сюда. А сколько это стоит?

- В день 10 рублей с человека и ещё 16 рублей за маломерное судно. Сколько дней Вы намереваетесь пробыть на Байкале?

- Мы собираемся обойти его вокруг. Но этак я лишусь всего своего состояния.

- Да уж видим. Ладно. Мы Вас не видели. Но постарайтесь с Байкалом поаккуратнее.

И дали нам ещё несколько полезных советов, как держаться на Байкале при угрозе шторма. А держаться надо ближе к берегу, под его защитой, тогда «горняк» не зацепит.

Описание: 5-02a

16 июня.

Сегодня прошли Бугульдейку. Здесь, наверное,  когда-то перегружали с суши на море лес. Мрачнеют неработающие краны, гниют остатки леса. Делать здесь нечего.

 

По берегам жилья почти нет. Но на косогорах иногда видны какие-то неправдоподобно кособокие дороги. Почти отвесно  вниз. Или почти вертикально в небо. Или почти свесившись над морем!  И по ним даже умудряются ездить! Редко, но мы видим, как мимо нас проезжают и «джипы», и мотоциклы, и даже «иномарки». Рыбаки, туристы, прочая «нечисть».

 

17 июня.

Ближе к Ольхону берега становятся всё более фотогеничными. Каменные лики, звери, дворцы. Неваяные шедевры. Работы фотоаппарату по горло, и он, устав от перенапряжения и зазевавшись, чуть было даже не выронил в воду свои аккумуляторы. Вот было бы!

Сегодня впервые стоим у тёплой воды. В погоне за фотовидами, видимо, вошли в русло какой-то реки. Карта у нас 10-вёрстная, на ней обозначено не всё, этой речки нет тоже.

И дождь сегодня только покрапал, но не покарал. И нас здесь не видно. После встречи с егерем мы стали сторониться людей. А вдруг нарвёмся на такого стража, который не будет к нам так добр?

 

Ольхон

 

18 июня.

На берегу тепло, но в «славном море» попадаем то в тёплые, то в холодные слои воздуха. Солнышко выглянет – надо раздеваться, зайдёт за тучку – впору на печку лезть! Но плыть босиком не получается и при солнце. Ножки стынут.

Но вот, наконец, и Ольхонские Ворота. Так называется пролив между Описание: 82-02aостровом и материком. А впереди Малое море. Так называется эта часть Байкала.

 И у нас варианты. Можно идти вдоль материка. Можно вдоль Ольхона, а потом где-нибудь пересечь Малое море и снова вернуться к материку. А можно обойти остров вокруг и, снова войдя  в эти же ворота, пойти уже вдоль материка. Потом решим.

Через пролив ходит-бродит паром. Слева, на материке, новенький посёлок и асфальтовая дорога. Справа, на острове, дорога пыльная и одно-единственное строение, но обнесённое несокрушимым забором.

 

Малое море

Южный Ольхон. «Он не низок, не высок». Но безлесен и безлюден. На материке в этом месте горы отодвинуты от воды и даже расщеплены долиной. Но это долина Сармы'! Вот, значит, где «всё» и происходит. По этой долине, сорвавшись с гор, холодный воздух вламывается на Байкал и крушит, крушит и Описание: 89-02aкрушит. Но сейчас над горами ни облачка, а на Байкале тишь да гладь. Вечер тёплый и солнечный.

 

Описание: 8-02a1Сзади плетётся рыболовный сейнер. Он дизельный и, к тому же, обвешан лодками, поэтому идёт медленно и даже не может нас догнать. Но нам он позарез нужен, и мы позволяем ему приблизиться.

- Это Вы сами изобрели?

- Ыгы.

- А что это там у Вас ещё?

- Колёса. Мы же ещё и Велосипед.

- А куда плывёте?

- Вокруг.

- Острова?

- Озера. А рыбки не продадите? Штук 5-10?

Но нам на борт полетел мешок с омулем килограммов на 20!

- Куда столько? Ведь пропадёт.

- Навялишь.

Навяливать кому-либо и что-либо мы не собирались, не в наших правилах, поэтому подарок безоговорочно приняли. Как приз за нечаянную победу в непредусмотренной прогнозами гонке.

 

Описание: 90-02aБерега Ольхона вроде низкие, но не подступиться, везде  обрыв. Еле-еле нашли бухточку. Здесь с рыбкой и разобрались.

Описание: 95-02aИ, кажется, вошли в хороший гребной режим. Сегодня прошли уже 60 км (в прошлые дни было по 5, по 10, но не больше 30 км в день). Приёмник gps тому порукой. А в сочетании с ним и карта-десятивёрстка не бумажка.

 

19 июня.

Не верится, но на вершинах гор лежит снег. На противоположном берегу тоже. До него 50 км, но всё видно.

И, наконец-то, увидели байкальских нерп. Они мельче беломорских, и их гораздо меньше, чем на Белом, но всё равно – вам, байкальские, от нас, беломорских привет!

Есть здесь и ещё одна интересная живность. Гусь не гусь, утка не утка, а что-то среднее между ними, утко-гусь.  Турпан, одним словом, или огарь (другим словом). Машет крыльями чуть реже, чем утка, но быстрее гуся. Красивые «огаревые» (оранжево-коричневые) грудь, спинка и шея, белые предплечья, чёрные окончания крыльев, чёрная полоса вдоль бело-огаревой головы, и красный, немного горбатый клюв. Может, Оленя что-то и не разглядел, но фотопортрета, к сожалению, нет. Они не пожелали. А при попытке к ним или к их «огарятам» приблизиться вели себя совершенно по-утячьи. Начинали отвлекать внимание импровизированным спектаклем, шлёпать по воде якобы перебитыми крыльями, кувыркаться, захлёбываться от вдохновенья и уводить чужестранца за нос на безопасное для их выводка расстояние. «Огаряне», одним словом.

 

Всё солнечное утро, загорая, занимаемся рыбой. Потом, дождавшись, когда солнце спряталось и подул встречный ветер, пошли. Но перед ХуОписание: 99-02aжиОписание: 88-02aром, низко над нами, зачем-то провертелся вертолёт. А вдруг это тоже страж? Иначе, зачем же он тогда здесь помещения проветривает? И, памятуя, что «пуганая ворона должна на воду дуть», оторвались от Ольхона по направлению к материку!

Два часа и 45 минут ушло на преодоление 17 км. Шли, воюя  со встречным ветром и волной, и под постоянной угрозой грозы, которая потом всё же обрушилась на ни в чём неповинный Ольхон, как раз на то самое место, откуда мы благополучно бежали. Высадились невдалеке от Тонкого мыса.

 

Поломка

Этот берег уже не такой. Длиннющий, многокилометровый галечный пляж, за ним обрыв, а там плоское предплечье предгорья и грунтовая дорога. По ней раз в час кто-то проезжает. Горы в отдалении. Покатые, но всё же высокие.

А вот в воде плавает всякая дрянь. Вот тебе и «чистейшее» в мире.

 

20 июня.

С трудом, против сильного ветра, обогнули мыс Тонкий. Это длинная песчаная коса, уходящая далеко в море. И вдруг сломалась левая уключина. Это серьёзно. Надо выбрасываться на берег. Галечник крутой, крупный и сыпучий. И от ветра спрятаться негде.

Но, спрятавшись за катамараном, эпоксидкой и стекловолокном уключину всё-таки забинтовали. И теперь надо ждать, когда она затвердеет. Но не при такой же температуре? Значит, надо подыскивать уют.

Метров через двести нашёлся небольшой распадок, правда, заполненный людьми, машинами и собаками. НаОписание: 55-02aОписание: 34-02a1просились в гости. И нас с удовольствием приняли.

Они рыбаки и приехали сюда на выходные из Иркутска. Но вчера вечером двое из них, отойдя на резиновой лодке на 2 км от своего лагеря и на 500 м от берега, неожиданно перевернулись. Поставить лодку в нормальное положение не сумели, так и плыли, держась за неё и в восьмиградусной жаре. А потом босиком (сапоги утонули), окоченев от холода, по камням  бежали к своему лагерю. Пятки, разумеется, тоже отбили.

Но у нас был финалгон.

- Что это такое?

- Сейчас узнаете.

И вышеприведённым средством от купания в ледяной воде и пробежек босиком по крупнокалиберным камням Оленя обильно смазал их толстокожие подошвы всем желающим. А им хоть бы что! Ну, как слону дробина! Вот и лечи их таких.

Штормит «баргузин». Катамаран к «сухому доку» доставили проводкой.  Потом нагрели несколько камней и обложили ими его больное место. Через час всё было готово. Но «баргузин» униматься  не собирался. Значит, всё равно стоять. Хорошо, что вовремя убрались с Ольхона.

Когда дуют «баргузин» или «селенга'», можно не бояться «горняка». Они конкуренты, ксенофобы и антагонисты. Они не любят друг друга. «Горняк» предпочитает солнечную погоду и приходит без дождя.  Ожидая своего часа, он может сутками или даже неделями смирно, как пёс на привязи, поёживаясь, полёживать на вершинах гор, нежась там в лучах восходящего солнца и восходящих потоках тёплого воздуха. Но вот эти потоки отрывают его от гор, под тучами появляется просвет, и, ничем уже не удерживаемый, «горняк» срывается со своей цепи, скользит вниз как на лыжах, теснит остатки разбитой армии «тёплых» (сначала дует тёплый ветер, а потом уж холодный) и начинает себя показывать. А там уж спасайся, кто может. Два дня может дуть!

 

21 июня.

Прощайте, обитатели этого чудесного распадка! Спасибо за приют. А нам дальше!

К 18 часам ветер стал стихать, в 18ч. 40 мин. мы отплыли.

Описание: 51-02aМиновали «Упор», место, где дорога отходит от моря. Дальше идти было уже просто необходимо, потому что начались скалы. Но показалась Зама, большой посёлок с какой-то горнодобывающей деятельностью, и мы приступили к поиску убежища.

А встать всё равно негде. И пришлось ещё обходить большой каменистый полуостров, зато за ним обнаружилось уютное озерко, соединявшееся с Байкалом короткой узкой протокой. В нём-то в 23 часа мы и закончили день. На приготовление ужина ушло ещё полчаса (у нас скороварка, но об этом как-нибудь потом), и к полуночи лагерь затих.

 

22 июня.

Озеро тёплое, ветер где-то за горой, уходить не хочется.

До 12 часов не хотелось. Зато потом весь день шли, до позднего вечера, пока не упёрлись в какую-то гору, в которую упёрлась  и береговая дорога. Дальше ни дорог, ни людей.

 Но какой холод! Его даже видно, как он холодными струйками стекает с горы. Мы стоим на лошадином пастбище посреди благожелательно настроенных  животных, а на траве иней!

 

Акционеры

23 июня.

Мыс Солнечный. Здесь должна быть метеостанция. Она и есть. А ещё, уткнувшись носом в берег, отдыхает беленький теплоходик. С кормы машут, приглашают подойти.

- Чего надо?

Описание: 32-02a1- Да вот у нас тут как раз спор  вышел, бывают или нет в наше время путешественники-одиночки, а тут ты плывёшь!

- Не бывают, - ответил Оленя и хотел, было, уже дематериализоваться, но они пригласили:

- Поднимайся к нам на борт. Посиди. Отдохни. Расскажи что-нибудь.

Описание: 31-02aТеплоход принадлежит акционерному обществу «Иркутсклеспром», называется «Лиман». На борту, разумеется, сливки этого общества.

Оленю интересует психология людей этого сорта. Ведь от них в наше время многое зависит, и в первую очередь, атмосфера, а она у нас очень агрессивная.

- Но мы ничего плохого не делаем, а уж коли ввязались в эту игру, то вынуждены играть по её законам. Иначе нас съедят конкуренты.

Хозяева жизни, оказывается, тоже, как и все мы, рабы правил «игры без правил», прихваченных людьми ещё по выходе из животного мира. Только, в отличие от многих от нас, у «этих» – «рычаги».

Конечно, они люди как люди, и понимают всё. Оленя попытался, было, привести им в пример Генри Форда, но они этот пример знают.

 

Форд во времена великой американской депрессии вдруг сделал неожиданный ход. Он понизил для своих рабочих отпускную цену на свои автомобиОписание: 4-02aли, одновременно повысив им заработную плату, и убил этим сразу двух зайцев (получил обед из двух блюд):

На «первое», увеличив оборот, он неожиданно для всех «съел» хорошую прибыль и с блеском вышел из депрессии.

А на «второе» – «полакомился» воцарившимся вокруг него спокойствием, так как его рабочие, живя в достатке, уже никак не помышляли против своего хозяина.

 

- Но то был неповторимый пример!

- Конечно. Один в один его не воспроизвести. Но надо искать свои ходы. Иначе всем будет плохо. Неужели вы не чувствуете опасности? Ведь мы живём в агрессивной среде, которую волей-неволей сами же и создаём. Одно подрастающее поколение чего стоит. Я имею в виду беспризорников. Ведь это будущая армия ненавидящих вас, меня и весь белый свет людей.

Тем не менее, на столе стояли какие-то деликатесы, в которых Оленя не очень-то и разбирался, но уплетал с удовольствием. А один из них, «сагудай», блюдо из рыбы (бурятское), даже запомнил. Рыба, в масле и с луком (и с солью, конечно), на два часа ставится под пресс. И никакой термообработки! Вкусно!

Это был воскресный день, он уже был на исходе, и «Лиман» заторопился в Иркутск.

Потом Оленя ещё долго  натыкался на столбики с надписью: «Швартовка запрещена. «Иркутсклеспром».

 

Наташа и Серёжа

Описание: 36-02aОписание: 35-02a1Но Оленю снова пригласили. Теперь уже служба охраны Байкало-Ленского заповедника. Молодые милые ребята Наташа и Сергей Шубаровы. Серёже (кстати, завтра) исполняется только 34, а Наташе месяц назад «стукнуло» уже 29! Конечно же, они научные сотрудники. Недавно в Иркутском издательстве при их участии вышел «Популярный атлас флоры и фауны озёр Прибайкалья». Олене он очень понравился. Но жаль. Тираж 500 экземпляров, и уже весь разошёлся по библиотекам местных школ.

- А вам не жалко проводить свои молодые годы вот здесь, вдалеке от людей, от развлечений и т.д.?

- Нет. Нам здесь нравится. Зимой мы, конечно, живём в Иркутске, но ждем, не дождёмся весны, чтобы снова сюда. Да и жизнь в Иркутске дорогая.

Потому-то Серёжа, зверовед по образованию, и вынужден работать егерем в охране заповедника.

Они истопили баню! А потом, когда Оленя уже укладывался спать, поехали вдвоём на лодке ставить сети. Несомненно, они и сами часть этой  «флоры и фауны Прибайкалья»!

 

24 июня.

Описание: 091-02bОписание: 53-02a

Дул хиус (словечко от Наташи), слабый ветерок вдоль берега. Здесь хорошо, но расслабляться нельзя. Вот и воспользуемся услугами этого хиуса.

Возможно, на воде будут встречи. К Серёже на День Рождения должны спешить его друзья, вероятно, тоже очень хорошие люди.

Возможны встречи и на берегу. К воде часто выходят медведи. Но они тоже Серёжины друзья и трогать Оленю не станут. Они выходят к устьям рек, чтобы порыбачить или полакомиться ручейником. А его здесь пропасть. Галечник около воды как ковром устлан этими безобидными тварями, любимым занятием которых является только спаривание. Так и ползают парами, головами в разные стороны. Но Оленя же не ручейник, зачем медведю его слизывать?

Тут Олене почему-то вспомнилась одна европейская дама, которая, не отличив ручейников от комаров, топтала их ногами около родника. Счастливая, не ведала, что творила. Прости её, Господи.

Но только почему же мы всегда берёмся творить, не ведая?

 

А горы здесь и выше и холоднее. «Снежники». Значит, и с «горнячком» есть ещё возможность встретиться.

Но Серёжа и по этому вопросу внёс в оленьи познания некоторые уточнения. Материал для «горняка» поставляют всё-таки циклоны, но сами они сюда ни ногой! Байкал их дальше порога не пускает, а распоряжается полученным от них материалом сам. Хотя в июне и до середины июля такие происшествия маловероятны. Байкал ведь предварительно надо ещё прогреть. Выходит, для путешествия мы выбрали самое подходящее время?

 

Никто нам не встретился. Прожурчала, правда, в тумане моторка (туман в положенное время всё-таки не забыл явиться), но разве разглядишь. Прошли и мимо мыса Заворотного. И здесь, но тоже в тумане, живут Серёжины друзья. Значит, не судьба.

 Но редкие условия для гребли. Штиль! И грех было не идти. Встали под какой-то осыпью, в самом медвежьем месте, и развели первый байкальский костёр (потом оказалось, что он же был и последним). Но надо было закоптить «ольхонскую добычу». Вяленью рыба не поддалась.

 

«Саратовская губерния»

 

Описание: 2002-06a25 июня.

Вдруг из холодного тумана вынырнула байдарка! Это первые на нашем пути водные туристы. Наташа и Алексей из Саратова. Снимают  видеокамерой для Саратовского телевидения, да и байдарка у них называется «Саратовская губерния». Говорят о каком-то Паше-отшельнике, что ещё будет у нас на пути. Но что он, зверь, что ли, какой зоопарковый, чтобы ходить смотреть на него? Уж мы лучше, не снижая хода, посмотрим на законсервированную геологическую партию, что сейчас у нас на траверзе. Но от неё тоже  остались только рожки да ножки, да к ним едва приметные дорожки. Участь всех партий.

А на ночь нам опять «подали» тёплое озеро, но отделённое от Байкала 20-метровой перемычкой.

Санаторий

26 июня.

Чем ближе к Северобайкальску, тем больше мусора. Уже целые плавучие острова! Щепки, сучья, брёвна. Их выносят реки. Следствие прошлых лесоОписание: 094-02bразработок (ныне, говорят, уже не рубят). Вот уж! Бумажный комбинат все честят, а это никто не видит. Но как же бездарно мы тратим Планету. Как моль. Как будто находимся с ней в состоянии войны и, захватив, мародёрствуем.

Но не только щепки, по руслам холодных рек на Байкал выползают и туманы. Причём, каждый день. И куда потом деваются?

 

Вот так, понемногу, Байкал и штудируем.

Сами речки тоже интересны. Вот на карте река. Но идёшь мимо, а её нет! Но ведь шумит же! Это значит, Байкал перекрыл ей дорогу баррикадой, но такой, что вода беспрепятственно сквозь неё просачивается. Причём, даже не замочив ног. А Байкал старается, с каждым штормом улучшает своё творение, перекатывает с места на место огромные валуны –  но результат всё тот же: реки в Байкал как впадали, так и впадают.

Валунные берега одна из особенностей Байкала. Они крутые, многоярусные и в то же время сыпучие –  «живые». По ним с катамараном не очень-то и взберёшься. Да и без катамарана тоже.

 

Санаторий! Горячий источник! За 40 целковых Оленя целых 20 минут барахтался в 40-градусной (рубль за градус)  фторо-кадмиевой воде, видимо, излечиваясь от ревматизмов, остеохандрозов, несварения желудка, размягчения мозгов и прочих радикулитов. А потом со скучающим женским причтом этого полумонастырского заведения выпил чаю и запил его водой из «серебреного» ручья. Кажется, помогло.

 

Ясак

27 июня.

Всё же турист тот же ручейник. Его топчут ногами все, кто считает себя на то достаточно уполномоченным.

Утром, перед отплытием нас посетил егерь. Это уже была Бурятия.

- Разрешение на посещение есть?

- Нет, но я пенсионер.

Оленя уже знал, что с пенсионеров вроде не берут. Но страж не придал нашим словам никакого значения:

- Десять рублей в день. Кроме того, за посещение леса, за сбор грибов и ягод, за установку палатки, за разведение костров. А также за загрязнение приОписание: 097-02bроды.

- Но какие в июне ягоды? Какие грибы? И палатку я не устанавливаю и костров не развожу, потому что сплю на катамаране и у меня печка! А все загрязняющие природу естественные надобности я отправил ещё в Москве и, если вдруг понадобится, ещё туда же и отправлю. Да меня другим в пример ставить надо!

Описание: 50-02aНо страж был неумолим.

- Зона моей ответственности 300 км.

- А я иду со средней скоростью 60 км в день.

- Ладно, тогда давай 60 рублей.

Так бы и сказал, что на водку. Но он выдал нам бумажку, наименовав её квитанцией, и снабдил напутствием:

- Вам же лучше, с документом-то. Ведь впереди у Вас ещё много кордонов.

Спасибо, друг, за заботу.

 

Печка

Но, может быть, Оленя не прав? Наверное, он и есть главный загрязнитель Земли русской и, в частности, Байкала? Или он и его «плывоед» (потому что плывёт, едет, на ходу ест) имеют в выхлопе повышенное содержание «СО»? Или его последнее изобретение, печка-скороварка испепеляет вокруг всё живое?

 Вот о ней-то и настало время немного рассказать. Скороварка была «сляпана» как раз к этому сезону из алюминиевого бидончика. Лишнее у него мы отсекли, сделали к нему другую, оригинальную самоуплотняющуюся крышку, а к ней симпатичный запор.  Внутрь вставили алюминиевый стакан. В нём-то и готовилась пища (на пару), а кипящая вокруг него вода потом шла на чай.

Скороварка (скоропарка) подвешивалась внутри трёхлитровой консервной банки (печка!). В ней мы сделали необходимые прорези, через которые можно было заОписание: 71-02aправлять «систему» топливом, и разводили огонь. Топливом служит любой подножный мусор, либо Описание: CIMG8582bтаблетки сухого спирта. Например, для приготовления одного полноценного обеда у нас уходит «охапка» дров объёмом 0,5 кубических дециметра! То есть, пригоршня! Такие дрова мы можем найти всегда и везде и двухдневный их запас даже возим с собой.

Эта печка (волшебный горшочек!) здорово скрасила наш туристский быт. Уже не надо было тратить уйму времени на поиск и заготовку дров, на разведение костров и приготовление пищи. Её можно подвесить на сучок, поставить на любой камень, на любой пень или  просто на землю, а при необходимости –  разжечь прямо на катамаране. Даже сам выбор места для стоянки уже не зависел больше от дров, что особенно важно для шоссейных путешествий. В общем, мы подарили себе дополнительных  2-3 часа в день!

И с такой-то печкой мы хуже Байкальского целлюлозо-бумажного комбината или леспромхозов?

Впрочем, не стоит винить егеря, Он служака. Но кто, чья бюрократическая рука накарябала такие инструкции? А впрочем, чему Оленя удивляется?

БАМ

Описание: 75-02a1Но уже Северобайкальск. В устье реки Тыя расположились на ночёвку. Познакомились с рыбачком, которого, страх, как напугали своим неожиданным появлением. Но он купил на лов рыбы лицензию (за 500 руб.) и промышляет законно. Бывший «бамовец». Обманутый и обворованный государством герой нашего времени. Уехать на родину, в Омск, денег нет, а здесь уже делать нечего –  БАМ стоит.

В порту военные катера. Байкальская флотилия. Наверное, охраняет бурятско-российскую границу. Но мы же получили «визу», так что нам бояться нечего.

Но БАМ всё-таки шевелился. Изредка, но Оленя видит, как по нему проходят составы, пассажирские поезда. Дорога всё-таки нужна, и потихоньку достраивается.

Отсюда тоже можно было бы, сев на велосипед, отправиться в обратный путь, но асфальт начнётся только через 300 км, в Лоскуте, перед Тайшетом.

 

Поворот

28 июня.

Сети в воде и над водой. От берега они уходят далеко в море («от забора и до обеда»). Не перелезть. Но на наше счастье они дырявые.

 

Нижнеангарск. Здесь ещё можно что-то купить. Магазин виден с воды. Но он закрыт, а нам вроде ничего и не надо. Хлеба, правда, маловато, но мы Описание: 74-02a1умеем без него обходиться. А Катамаран и Велосипед, так те вообще уже давно его в рот не берут. Зато рыба каждый день (ещё ольхонская). И Оленя уже даже стал потихоньку походить на омулёвую бочку.

 

Вот мы и достигли самой северной байкальской точки.

Поворот.

 

Все реки выносят в Байкал мусор. Но больше всех старается Верхняя Ангара. Она, среди впадающих, одна из самых больших. На отмелях коряги, вода мутная, но тёплая. Байкал попытался, было, отгородиться от неё песчаными дюнами, но река их промыла,  образовав, при этом, живописный пунктирный остров «Ярки». Это, видимо, и зона отдыха северобайкальцев. Даже в такую погоду между материком и «Ярками» безостановочно курсируют лодки-перевозчики, а в песках  видны до безобразия голые тела.

 И вот уже идём на юг вдоль восточного берега Байкала.

 Туман.

 

29 июня.

Описание: 38-02a1Заброшенная буровая скважина. Дождь. Встречный ветер.

Прошли ещё немного и встали около рыбацкой избушки. Такой ветер надо пережидать.

Описание: 83-02aПотом ещё изба, обозначенная на карте как пристань. Видно, тоже  рыбацкая.

И только к вечеру ветер прекратился совсем.

Встали «насовсем» только около 22 часов на хорошем песчаном пляже. Здесь стоит и ещё одна палатка, но хозяева, видимо, уже спят.

Вот так и продвигаемся, короткими перебежками.

 

30 июня.

В палатке оказался всего только один человек. Сергей (питерский парень)  спустился на байдарке по речке Хакусе' (она у нас ещё впереди) и теперь поспешает в Северобайкальск. У него билет на поезд.

«Спинка» сломалась

 

 

Судно по морю бежит, и впереди уже Хакуса', где нас тоже может поджидать ещё один санаторий с горячим источником.

Но вдруг что-то хрустнуло! На этот раз сломалось крепление спинки.

 Спинка – деталь функциональная. На неё приходится вся «отдача» во время «выстрела» катамарана вперёд, когда ноги, в целях достижения максимального результата, «в сердцах» и изо всех сил топчут педали.

Сразу же потеряли ход. До берега 5 км! К тому же, подул ветер и приволок с собой с противоположного берега порцию хорошего байкальского тумана, а потом и дождя. Гидрометстанция, что тоже была у нас на пути, нам почему-то не поглянулась, и за это мы были изрядно наказаны ещё двадцатью км Описание: 79-02aтихого хода.

Описание: 77-02a1Зато в зимовье', в котором мы, наконец, остановились, нашлись-таки кое-какие полезные железки.

Два дня стоял туман, а сквозь него лил дождь. Две ночи «прозимовали» мы, ремонтируясь, в этом зимовье'.

Туманные будни

 

2 июля.

Всё равно туман и всё равно дождь, но идти будем. А, может, здесь всегда так? Эти туманы мы наблюдали ещё с того берега. Там они зарождаются, потом ползут через весь Байкал сюда и пытаются здесь обосноваться, вобравшись в местные ущелья. Но туманов много, а ущелий мало, на всех не хватает. И вот, как непрошеные гости у подъездов министерства социального обеспечения, толпятся они у входов в ущелья и ожидают своей очереди на получение субсидий днями, ночами, и даже неделями. А мы в них блуди!

Но к вечеру появилось и солнце. Оно теперь впереди и даже слепит глаза. И больно глядеть даже на его отражение от воды. Черпаем его веслом, наезжаем на него катамараном, в конце концов, делаем себе на глаза какую-то немыслимую повязку, чтобы можно было смотреть вперёд хотя бы вполглаза. Но ведь 456 м над уровнем моря! Сплошной ультрафиолет.

3 июля.

Ничего не видно. В тумане проходим Давшу и весь Баргузинский заповедник. Потоптался за нами какой-то теплоходик, но мы нырнули от него, греха, подальше, в полосу тумана и, может, оно и к лучшему.

Чересполосица туманов.

Лагерь разбили на тропе, еле обозначенной на карте. Но другого места не было.

Изюбр

Вдруг Оленю разбудил цокот копыт. Что-то шло по тропе, наткнулось на нас и  шарахнулось. Через час происшествие повторилось. Но теперь изюбр (а это был, конечно, он) нас обнюхивал. Оленя слышал его тяжёлое сопение прямо над ухом. Конечно же, это была его тропа. Конечно же, он имел право разобраться с препятствием, обосновавшимся на его маршруте, и нас отсюда попереть. Но он был мудр и поступил по-другому. Он решил подождать, пока препятствие не уберётся с его пути само. А пока пошёл строить обходную дорогу.

Больше в эту ночь нас никто не тревожил.

 

Описание: 72-02aОписание: 025-02a4 июля.

Утро на восточном берегу Байкала начинается позже. Солнце показывается из-за гор только часам к одиннадцати. А до того стужа, и руки примерзают к вёслам. Их даже комары из-за этого отказываются кусать. Хотя таковых мало. Клещей тоже нет. Они все остались у Листвянки, где люди послаще, да и лес ими захламлён посильнее. Энцефалитный клещ, оказывается, тоже производная  от человеческой неопрятности. И от чего же мы, в таком случае и наконец, вымрем? От озлобленности? От жадности? Или от неряшливости? Даже уже интересно.

Но чтобы согреться, надо отплывать. От берега подальше, а к солнцу поближе. Там и туманов меньше.

И растительность здесь другая. Мягче и сочнее. На северо-западном берегу растёт, преимущественно, лиственница да байкальская сосна. Всё остальное – редкость. А здесь уже и берёзы, и осины, и прочие лиственные деревья.

 

«Святой Нос»

Полуостров с таким названием надо либо обходить, либо сухопутными методами форсировать перемычку, соединяющую его с берегом. Но лёгкий попутный ветерок решает всё за нас, и вот мы уже в Монахово, откуда начинается дорога на материк.

Здесь пляж, тёплая вода и цивилизованно прибывшие сюда на машинах отдыхающие. Нас сразу же «освоили» две иркутские парочки и пригласили к себе отужинать. От такого питания мы уже отвыкли.

 

5 июля.

До Иркутска на автомобиле 720 км. Столько придётся сегодня проехать Татьяне, Оле, Косте и Юре, нашим новым знакомым. Они уезжают. Оленя хотел, было, у них выкупить кое-что из продуктов, но они нам их просто подарили: и картошку,  и сгущёнку, и хлеб, и даже банку вишнёвого варенья –  «хлеОписание: 58-02aбом кормили крестьянки меня…». И не только  им, единым. Ну, где ж тут помрёшь с голоду?

 

Рядом лесничество. Молодой егерь возит на лошади воду из Байкала. У него большое хозяйство.

- А жена есть?

- Никто ко мне сюда не хочет ехать.

Молодой, красивый и, сразу видно, очень хороший парень, по уши влюблённый в Байкал. Он даже отпуска здесь проводит. Вот девки дуры!

 

До перемычки, а, стало быть, до Баргузинского залива 14 км. Немного, но у нас уже вес. Мы его набрали, пока плыли. И вот как теперь быть?

Но велосипед пошёл! Правда, в горку, а их, крутых, оказалось предостаточно, пришлось пешком. Дорога грунтовая, но утоптанная и упитанная.

 

И небольшой курьёз: Одна из тех дам, что недавно ещё были с нами так милы, перед самым нашим отъездом, зачем-то положила на наш багажник своё головное украшение, а Оленя, не заметив, укатил его с собой. А когда обнаружил, то возвращаться назад уже не имело смысла, тем более, что и те «растяпы» тоже собирались уезжать, а, значит, всё равно мимо нас не проедут. И они нас нагнали! Но дама, увидев всё своё в целости и сохранности, наградила Оленю таким гневным взглядом, что чуть не сбила его с ног. Наверное, решила, что он это сделал нарочно. И как теперь доказать (а сразу это сделать Оленя не сообразил), что «не виноватая я!»?

 

Перемычка тоже дело рук Байкала. Он её намыл из песка, выносимого в озеро рекой с песенным названием Баргузин (Святой Нос, значит, когда-то был островом). Это длинная, почти тридцатикилометровая пляжная коса. С одной её стороны, со стороны Чивыркуйского залива, болото,  с другой –  трепещутся волны Баргузинского залива. Разумеется, по перемычке мы уже не поехали. Не на велосипеде же пресмыкаться по песку, из которого ещё и булыжники торчат? А вот вдоль неё, да на катамаране – как вдоль по Питерской. Если бы только не лаговая волна. Она несколько раз пыталась выбросить нас на берег, пока, наконец, ей это не удалось. Но к тому времени мы уже прошли почти всё.

Баю-баюшки, Байкал.

Опять что-то сломалось

6 июля.

В устье Баргузина паром и шлагбаум. Чтобы попасть на Святой Нос, надо платить. Это национальный парк, и вести себя в нём подобает прилично. За порядком на острове следит тот самый молодой егерь. Но нам паром не нужен. Хотя пенсионерам вроде и тут потачка.

 

И, наконец-то, тепло. Озеро – гладь, как стол, только почему-то покатый. Так и кажется, что мы вот-вот с него соскользнём. Но так только кажется, потому что законы физики соблюдаются и здесь.

А на пляжах загорают коровы, и  все давно уже исключительно жёлтого окраса.

Но подул встречный ветер, и «спинка» опять сломалась! Кое-как, прямо на воде перевязали её верёвками да резинками и поплелись искать «ремонтную мастерскую».

 

А с берега» кричат:

- Плыви сюда! Покурим.

По карте в этом месте должно быть зимовьё'. Значит, «покурим».

Мужики,  рыбаки из Горячинска, что 30 км впереди (по грунтовой дороге), собираются ставить сети. Безработные. Работы в посёлке никакой. Живут только рыбой.

 

7 июля.

 Рано утром они уехали. А мы остались ремонтироваться. Опять нашли «железку», опять примотали всё это проволокой, и опять началось ненастье. Чтобы скоротать и этот шторм, пришлось выискивать и другие неполадки – а они всегда найдутся.

Солнце вчера погуляло по нашим шкурам не более трёх часов, но за это время успело спалить нам руки, уши, нос и всё, что показалось ему малоценным. Не спас даже еврозагар. Он здесь не котируется.

 

Здесь всё особенное. И вода, и солнце, и люди тоже. Их тоже надо воспринимать как часть Байкала. Какие бы они ни были. И того монаха-отшельника, «святого» егеря со Святого Носа, не мыслящего себя ни дня без Байкала. И того «не святого» егеря, который содрал с нас мзду, но так велела ему буква предписания. И наезжающих сюда на отдых иркутян и оставляющих нам свои продукты, но в гневе чуть не разбивающих оленье сердце необоснованными подозрениями. И изюбра, которому ненароком мы перекрыли тропу. А вдруг мы ему сорвали свидание с  его изюбри'ной?

Здесь ни во что нельзя вмешиваться, потому что всё заколдованное  и заповедное.

 

Конники

 

8 июля.

Описание: 018-02bПо пляжу кто-то приближается. С котомкой и фотоаппаратом. Значит, путешественник.

Владимир Сизых из Улан-Удэ. Вообще-то он конник. В прошлом году вместе с братом Юрием они предприняли конную «кругосветку». Но доехать им удалось только до Благовещенска. Была проблема с лошадьми. И в этом году, между прочим, Юра верхом на коне едет в Италию. И сейчас он  уже в Иркутске. Но доедет ли? А коня не жалко?

А вот Владимир решил обойти Байкал по береговой линии. И до Усть-Баргузина дойдёт. А там уж и не знаем. Во многих местах скалы спускаются к воде стеной.

 

9 июля.

Гремячинск. Наконец-то, магазин. Он в трёхстах метрах от берега, пустынного и холодного. Дома далеко, а ветер близко, поэтому на берегу никого.

Описание: 80-02aНо, возвратившись, Оленя увидел, что катамаран и без него в состоянии принимать гостей! И трое мужичков уже распивают с ним бутылочку! Они – «охрана леса» и «рыбнадзор». Но к нам у них претензий нет, только доброжелательное любопытство и рыбный пирог.

А, между прочим, дорога, временно сопровождавшая нас по берегу (от Святого Носа), в Гремячинске снова Описание: 017-02bуходит в горы. Впереди опять дикие места.

 

«Облом» и  «Провал»

 

10 июля.

 Но не надолго. Уже во второй половине дня снова появились сначала домишки, потом дома, потом деревни, потом посёлки, пляжи, машины,  дороги и – цивилизация!

Мыс со странным названием Облом, за ним залив со столь же непонятным названием Провал. Чтобы в него войти, пришлось переползать подводную песчаную косу, уходящую далеко в Байкал.

 

11 июля.

 «Облом» и «Провал» -  это, оказывается,  потому, что в 1861 году здесь  было землетрясение. В результате часть берега «обломилась» и вместе со стоявшей на этом месте деревней «провалилась» под воду. Из колодцев оставшихся на берегу деревень в небо ударили фонтаны высотой до 50 метров!

Так мне доложили соседи по ночлегу.

Описание: 14-02aГоворят, что в штилевую погоду, если знать где, можно ещё увидеть маковки ушедших под воду церквей.

Потом утопленников Байкал, конечно, выбросил обратно на берег. Но не всех. Среди них не было женщин. Байкал ведь мужчина.

Образовавшийся залив называют ещё «сором». Он мелкий и действительно грязноватый. Но на его песчаных берегах полно отдыхающих –  он тёплый.

 

Первые русские появились здесь в начале 17-го века, а изначально вокруг Байкала жили эвенки. В селе Посольском (это уже за Селенго'й) есть часовня, построенная в честь «убиенных эвенками русских послов». То был повод для войны, в результате которой эвенки были оттеснены от Байкала далеко на север. Буряты же, как и русские, появились здесь тоже сравнительно недавно.

 

Железная река

 

Описание: 70-02aТак в переводе с эвенкийского звучит Селенга'.

 

Описание: 16-02a12 июля.

 Но до неё ещё надо добраться. Ветер-то всё равно встречный. На 16 км до деревни Дубинино (до устья) мы «уложили» 8 часов!

А в награду получили море травы! 60 километров  лабиринта из травяных островов, и никакой защиты от ветра.  Такой оказалась дельта Селенги.

Разобрали катамаран «на винтики» и «переложили» его на колёса. Ведь рядом был асфальт, и вёл он к парому.

Но ветер не дал нам покоя и на шоссе. И голая степь вокруг! Нас буквально сдували с дороги.

Зато справа, где-то далеко внизу, видно для нас, постелен красивый зелёный бархат! То –  пойма Селенги.

Лес пришёл к нам на помощь только через 25 км. А ещё через 12 показалась, наконец, и паромная переправа.

Паром буксируют и толкают два небольших катера. Река мощная, и бедняги с ним еле справляются. Но желающих переправиться много. Особенно с того берега, из Селенгинска. Очередь из машин растянулась на два километра. А  рядом, как памятник 1991-му году, «набычась», стоит недостроенный мост – одни опоры (быки).

Уже в полной темноте, выехав за город, остановились на ночлег у какой-то не текучей речушки.

 

13 июля.

Теперь, уже по левому берегу Селенги, возвращаемся обратно к Байкалу. Но напрасно мы радовались. Ветер за ночь сменил направление и сегодня, зловредно посвистывая, снова дует нам в личико. Будь он неладен. Да ещё горки. Их пришлось «выхаживать» пешком и под палящим солнцем.

Но зато опробовали новые тормоза. Резиновые тормозные колодки на дождливом перегоне Иркутск – Листвянка себя не оправдали, и вот мы их заменили на берёзовые. Ничего, работают. Да ещё как! Со свистом, скрипом и скрежетом зубовным.

 

Боярка

Снова на катамаран «переложились» только в Боярске.

Подвыпившие местные ребята, узнав, что мы почти из Москвы, кое-что попытались выяснить:

- А правда, что сами москвичи на тяжёлых работах не работают?

Описание: 85-02a- Правда. На строительстве, на разных неквалифицированных работах заняты только приезжие.

- Вы, там, чистенькие да сытенькие, а мы тут вкалываем как бобики, а ни шиша не зарабатываем!

«Эх, друг. Чтобы деньги заработать, нужно, чтобы они тут, у вас, были. Но все деньги в Москве.  Они там «нужнее». Потому что Москву оставлять без денег  опасно. Иначе бунт и свержение законной власти. Вот лояльность московского народа и оплачивают».

 Но тон нападавшей стороны был явно угрожающий. Пришлось защищаться:

- Но лично я, прежде чем стать квалифицированным специалистом, тоже успел наработаться на всяких чёрных работах. Зато специальностей теперь имею столько, что у тебя конечностей не хватит их пересчитать. Да и не москвич я вовсе, а такой же сибиряк, как и ты.

И тон сменился. Нам чуть было даже не подарили штаны:

- Они новые, мокрые только, но высушишь.

- Но зачем мне твои штаны? У меня и свои есть. А лишний вес на катамаране, а, тем более,  потом на велосипеде нам ни к чему.

 Еле отбоярились. Ну, Боярка! Ну, сибиряки! Уж если кого возненавидят, то убьют, но коли зауважают –  всё готовы отдать, вплоть до последних штанов!

И как можно было обкрадывать такой народ? Это всё равно, что обманывать ребёнка. Хотя детей мы ведь тоже умудряемся обманывать.

«Не изюбр»

 

14 июля.

 Весь день против ветра. Это «култук». Он дует с юго-западной оконечности Байкала. Но виден просвет. Он растёт и приближается. Значит, дождя не будет.

И вдруг небо над нами точно провалилось! Но почему? Пришлось оглянуться. Сзади всё было черно. Это тихой сапой поверх «култука» к месту нашего временно безмятежного пребывания доставил свои тучи «баргузин». И дождь в этот день шёл, уже не переставая.

А берег, между прочим, занят железной дорогой и шоссе. Поезда идут в 5 – 10 метрах от воды. К тому же,  Байкал здесь «облицован» плиткой. Это чтобы он железнодорожную насыпь не размывал. «Плитка» высотой до трёх метров. Если заштормит, хлопот не оберёшься.

Описание: 40-02a1Хорошо, что нашли в ней щель. Но здесь рыбаки. С моторкой, машиной, водкой и «девочками». Встать на ночь нам всё же разрешили, и мы тут же развернули свой походный «отель».

 

Но оказалось, что установили мы его на их тропе. Одному из рыбачков вдруг приспичило куда-то съездить, он Описание: 67-02aсел на свой джип и попёр прямо на нас! Оленя еле успел отдёрнуть свой терем с его дороги – не изюбр!

 

 

15 июля.

Ночёвки почти под самыми рельсами. А проходящие поезда стучат: «Хам-ар-дабан, Хам-ар-дабан». Хребет несколько поодаль, но виден.

 

16 июля.

А иногда он даже раздвигается и выпускает из себя, как выплёвывает,  речки. Но они нисколько на это не обижаются, сразу же бегут к Байкалу и весело кидаются в его объятия, не забывая приволочь с собой и своё  приданое – песок, из Описание: 59-02aкоторого потом намывают далеко выступающие в море плацдармы. Наверное, готовясь к дальнейшей экспансии. Приходится обходить.

Сибирский цирюльник

Третья ночёвка под проходящими поездами. Но сегодня соседство приятное. Люда и Сергей приехали из Ангарска. Пригласили на ужин. От помидоров, огурцов, от изобилия зелени и разговоров Оленя уже отвык, так что уминал всё это с большим удовольствием.

 

17 июля.

А утром, как следует рассмотрев заросшего мхом, водорослями и лишайниками Оленю, Люда, профессиональный парикмахер, не выдержала и отстригла у него всё, что посчитала лишним. Ну, Байкал! Он даже парикмахера своего нам предоставил! Наверно, ему до смерти надоел наш волосатый  «имидж».

ЦБК

Описание: 68-02a1

Описание: 101-02aБайкальск. Это и есть бумажный комбинат. После президентского посещения его трубы дымят уже не так омерзительно, как прежде, а выпускают дым красивыми колечками и завитушками, либо столбом отправляют его прямо на небо, поближе к Богу. И уже тот потом, по своему усмотрению, высевает его либо на Байкал, либо на горы. А люди здесь уже совершенно ни при чём. Ведь за действия и поступки Бога они ответственности не несут. Замечательно!

Сегодня, например, не повезло горам.

Новый поворот

 

18 июля.

Настали жаркие денёчки. Теперь нет отбоя от солнца. Особенно немилосердно оно вечером. Тёмные пластмассовые очки от ультрафиолета не спасают.

Но вот прошли Слюдянку и Култук, и вечернее солнце нас беспокоить перестало – ведь мы обогнули юго-западную «крайнюю плоть» Байкала и теперь снова идём на восток.

Берега и здесь «обклеены» бетонными плитами. Но старая Круго-Байкальская железная дорога практически не Описание: 100-02aдействует. Часть её, от Байкала до Иркутска, оказалась затопленной водами водохранилища. Трансконтинентальные поезда идут теперь прямо по горам Описание: 70-02aи спускаются к Байкалу только в Култуке, прыгая с уступа на уступ как горные козлы. Старая дорога одноколейная и не электрифицированная, но зато со множеством живописных тоннелей (говорят, их 54) и мостов. Раз в сутки по ней проходит кукушка с одним-разъединственным  вагончиком, к тому же, на четыре четверти пустым. Одна из этих частей, правда,  бывает иногда занята каким-нибудь сумасшедшим туристом, возмечтавшим  объять это необъятное озеро. Но высаживается он, как правило, на одной из ближайших станций, да тут и ставит свою палатку, где и проводит весь свой байкальский сезон. Палаток множество.  «Крупные» же люди «обсадили» дорогу коттеджами, пансионатами и прочими, только им понятными удобствами.

Чем ближе к Листвянке, тем оживлённее становится и на воде. Катера, яхты.

Вот около нас затормозили молодые ребята с флагом на борту.

- Зачем флажок-то возите?

- Мы патриоты России.

Без флажка ни за что бы не догадался.

 

19 июля.

Весь день только солнце и штиль, и Байкал с его неисчерпаемыми фантазиями на тему  «Чудны творения божии, но я, Байкал, у него единственный».

Описание: 69-02a И ещё мы, неуклюже пытающиеся вписаться в эту гармонию своими негармоничными вёсельными шлепками по Описание: 41-02a1воде.

Бродяга Байкал переехал

 

Но прости, Байкал, если что было не так. Уходим. Мы старались не навредить. Прости и прощай!

Последнее, ритуальное, омовение в его водах. И вот уже …

Ангара

Течение нас подхватило и понесло. Вода опять холодная. Но завтра не будет и её.

Идём вдоль левого, не заселённого берега Ангары. Берега крутые и глинистые, а все расщелины всё равно кем-то заняты. С трудом нашли место для стоянки.

 

20 июля.

До Иркутска, до плотины, 27 км. Мы их одолели за 4 часа.

И закончили  свою «Круго-Байкальскую одиссею». Месяц, неделя и 1500 км.

 

 В начало

II.ПЛЮС

 Суша-сушь

Описание: 2002-50b

 

 «И останутся на бреге,

Чешуёй как жар горя…»

 

Как-то даже неожиданно. Плыли, плыли – и вдруг едем.

Но, разгребая толпы купающегося народа, высадились. Прямо  на пляж. Иного места не было.

Иного и быть не могло. Пробудилась от долгого сна наша «велосипедная составляющая», встряхнулась и встала на ноги. Катамаран же, наоборот, выдохнул в последний раз из своей груди воздух, свернулся калачиком и после тяжких трудов мирно задремал. Смене он доверял. Один только бессменно бодрствующий Оленя не имел права на безмятежность. Ведь из этой груды тел ещё предстояло выбираться. Причём, не куда-нибудь, а за город.

Расспросили дорогу, и в сопровождении почётного велоэскорта из местных «малолетних хулиганов и преступников» двинулись.

Расспрашивать пришлось много. Почему-то всё время нас заводило в какие-то тупики, затягивало в дорожные круговороты. А один раз мы даже угодили на дорогу, ведущую в Слюдянку. И только к вечеру вырваться на свободу удалось.

Рыночные взаимоотношения

Но перед этим мы заглянули на рынок.

Успели купить только несколько помидорок. Нас окружили, завалили расспросами, огурцами,  рассказами, «викторией» (сибирский сорт садовой  земляники) и, бог его знает, ещё чем. Оленя потом обнаружил в своём багажнике даже пачку сметаны. Ну, сибиряки!

А ведь не Олене предназначались все эти почести. «Хитом сезона» был, конечно же, наш «земновод». Знатный, теперь уже «Беломоро-Байкальский», «оленевоз» и «оленевод», «каракатица» и «кровать с педалью», он принимал знаки внимания так, как будто занимался этим всю жизнь – с молчаливым  достоинством. И уже Оленя чувствовал себя при нём лишь «сопровождающим лицом», его обслуживающим персоналом и экскурсоводом. Но не завидовал. Ведь и ему кое-что перепадало.

Мальчишка

А вот и место, где можно остановиться. Небольшой прудик. Какой-то мальчишка показал нам родник и даже помог обосновываться. Разговорились. Он фактический сирота. Матери нет, отцу он не нужен, а живёт с бабкой на её пенсию. Конечно, и сам подрабатывает, за гроши подметая автомойку.

-Учишься?

- Нет.

- А сколько тебе лет?

- Десять.

Но выглядел он на семь.

- А хотел бы учиться?

- Да.

Мы вместе поужинали. Большая часть полученных на рынке подарков перекочевала к нему.

А ещё он сказал, что ненавидит всех, из-за кого он вынужден так жить. Это ведь всех нас.

Но скоро он вырастет. Вырастут и миллионы других, таких же обездоленных нашими неурядицами, детей. И начнут мстить. А мы их за это, наверное,  будем называть «отморозками». Нам так удобнее. Но, опять же, если успеем.

Больше в людном месте останавливаться не будем. Всю ночь нашу палатку трясли, потом удостоверялись, что там кто-то есть, желали спокойной ночи, и снова трясли.

Усолье-Сибирское

 

21 июля.

Но снова надо ремонтироваться. Нет, ничего не сломалось, но то, как ещё на Байкале мы отремонтировали спинку, для долгого велосипедного путешествия не годилось. Теперь же появилась возможность сделать всё основательно. Нашли подходящую титановую «железку», требовалось только немного её доработать. А это можно сделать в автомастерских.

И вот  Усолье-Сибирское, и мы в такой мастерской. Инструмент скудный, но ножовка, молоток и тиски имеются, а этого достаточно.

А пока Оленя возился со своими проблемами, его транспортное средство  попалось на глаза хозяйке-матери этого заведения (предприятие семейное). И она, выяснив, что это такое, тут же вышла к нам с предложением:

- А Вы с нами чаю с оладьями не отведаете?

А к чаю (вернее, упреждая его) был ещё салат из всякой огородной всячины, «виктория» и прочие деликатесы. И в дорогу нам опять – огурцы, помидоры, лук и банка малино-смородинового варенья.

 «Подремонтировались» называется! Ну, сибиряки!

Конечно же, Оленя поинтересовался их житьём-бытьём.

- Ничего, жить можно.

И это, несмотря на налоговую инспекцию, на налоговую полицию, на «лихих ребят» и на милицию, которая «защищает» от этих ребят. В мастерской работают муж Нины Михайловны, её сын и зять. Ещё один сын после автокатастрофы прикован к кровати.

 

Река Большая Белая. Справа перед мостом березнячок. Там мы и подвергли себя очередному ремонту, прилаживая к велосипеду с помощью эпоксидки заготовленные в Усолье детальки.

  Воды!

 

22 июля.

Но это была последняя приличная стоянка всего нашего путешествия. Впереди нас ждали безводье, безлесье, плохие дороги, крутые многокилометровые подъёмы и такие же ненормальные спуски. И всё это под беспощадным сибирским солнцем.

 

У какого-то полувысохшего ручья остановились, было. В ручье, вытекающем из-под моста, выкопан отстойник. Значит, можно сварить обед и отдохнуть. Но пока мы подыскивали для отдыха место да разбивали лагерь, кто-то из проезжающих мимо шоферов успел в отстойнике помыться. И вода  стала белой от мыла.

Только проехав Черемхово, нашли хорошую воду. Её нам показали двое местных велосипедистов. В двух километрах от дороги находится артезианская скважина. Вода действительно превосходная, но вокруг ни кустика! Под таким солнцем не отдохнёшь.

Вода расходуется стремительно. К вечеру четырёх литров, запасённых в скважине, у нас уже не было. Ещё 6 литров мы выпросили в придорожном трактире. С нею через 5км и остановились на ночь.

 

23 июля.

Сегодня тоже река. Называется Ока. Но на приличный берег нас не пустила милиция, сказав, что там местное начальство отдыхает, а вот под мостом часа на три мы устроились неплохо. Следующая встреча с водой будет нескоро.

Время и расстояние, оказывается, иногда измеряются в литрах.

 

24 июля.

С этого дня началась ещё одна напасть. Гравийка! Но пока немного, и участки с гравием удаётся объезжать либо по обочине, либо лесными дорогами.

Ремонт здесь затеяли ещё в 80-е годы прошлого тысячелетия, да вот, как и всё, сорвалось.

 

В Тулюшке заправляемся водой из водокачки.

Подъехала «иномарочка».  Две интеллигентные пары. При виде нас даже видеокамеру достали. А чтобы Оленя не мешал, его немножечко от объекта съёмки оттеснили. Но, наконец, дошла очередь и до него:

- А что это такое?

- Молодой человек, вот если бы Вы, хотя бы ради приличия, начали с этого, да попросили бы ещё разрешения на съёмку, то могли бы узнать очень много интересного. Но бесцеремонность я не поощряю.

Они, кажется, не ожидали:

– Подумаешь, цаца какая нашлась!

Но странное дело! Люди «не интеллигентные», то бишь, простые, спрашивают разрешение, а вот такие нет. Кто же из них интеллигент?

Рефрижератор

 

25 июля.

Булюшка. Двадцать километров после Тулуна. Вот где пылища! Мелкий и рыхлый гравий, почти песок, а из него валуны торчат. Скорость, как в гору, так и под гору, не более 10 км в час. По расспросам так будет километров 30.

Но шёл порожний рефрижератор. Отец и сын Третьяковы (Андрей и Лёша) возвращались домой. Оленя проголоОписание: 42-02a1совал, и нас загрузили в кузов. Мы Описание: 43-02a1попросили перебросить нас только через этот участок.

- Но там будут ещё.

- Ладно, давайте через все.

В результате мы оказались у них в гостях в Нижнем Ингаше. И триста километров плохой дороги неожиданно оказались позади!

 

26 июля.

Утром по их просьбе на местном озере мы продемонстрировали им и свой катамаран. Лёша «идеей» увлёкся. Оленя, как мог, нарисовал ему конструкцию, но осилит ли? А пусть! Может, что и получится.

Галя, жена Андрея, педагог-филолог, не получает зарплаты с апреля. И опять вопрос:

- Почему мы не живём так, как живёте там вы?

Однажды  они, наверное, догадаются, почему.

 

В дорогу, как всегда по-сибирски, нас загрузили овощами.

 

27 июля.

 И снова от речки до речки. Вот уже и Канск проехали, и речки Урю и Рыбную. По-прежнему жара, по-прежнему безлесье. Но дороги в Красноярском крае хорошие.

И ни один пост ГАИ не пропускает нас без того, чтобы не удовлетворить своё любопытство. И даже штрафов за это не берут!

 

28 июля.

Горок всё больше, и они всё круче. Вот фиксируем 5 км головокружительного спуска!  Но ведь и подъёмы такие же! А технику надо беречь. Значит, пешком.

Но мы уже на Енисее! В Берёзовке (пригород Красноярска) местные пацаны на мотороллерах проводили нас до «хорошего» места. Оказалось, что это насосная станция, куда нас тут же пригласили переночевать. Своевременно, потому что нам опять требовался эпоксидный ремонт.

Хари-Бури

 

29 июля.

 Их трое, посменно дежурящих на этой станции. Тот, что нас пригласил переночевать, Санька, парень лет тридцати, утром отправился спать. Его сменил дед Виктор.

Колоритнейшая личность! Вот как он нам представился сам:

- Сочигирь Виталий (Виктор) Евсеевич. Эвенк, тунгус, чалдон, шаман Хари-Бури. Но бабка русская. А в роду ещё и еврей был.

 Обещает наловить налимов и щук, это если Оленя останется ещё на один день. Что ж, останемся. Тем более, что эпоксидка Описание: 046-02bдолжна затвердеть, а сегодня дождливо (наконец-то!). Да и вокруг Сочигиря народ собирается уж больно интересный. Рассказывают про ссыльных, про Описание: 45-02aбеглых, про места расстрелов, про отшельника Николая, жившего где-то на Ингиде, а в молодости не пожелавшего участвовать в еврейских погромах,  потому и бежавшего в эту глушь.

Вот Юрий Михайлович Безруков. Работал шофёром. Сидел (а кто в Сибири не сидел?). Рассказывает, что где-то в низовьях Енисея есть бездонное озеро. Туда во время войны ссылали «наших» немцев. Расстреливали и топили в этом озере. Рассказывает про Мамина-Сибиряка и Виктора Астафьева, своих знаменитых земляков:

- А хочешь, я тебя завтра в Овсянкино свожу, туда, где жил Астафьев? Это 40 км вверх по Енисею.

Виктор Астафьев! Человек, которого слушали вроде бы все, включая и президентов, но не услышал никто. Тем не менее, его предвидения нам ещё предстоит пережить.

- Если бы ты мне предложил это раньше! Но завтра я уже уезжаю.

Весь день у Сочигиря, как в британском клубе, сменяясь, толпился народ. Все что-то рассказывали, о чём-то спрашивали, что-то предлагали. Но, как лейтмотив, во всех речах звучала обида. На кого? Попробуйте догадаться с трёх раз.

Ветер

 

30 июля.

Центр Красноярска остался в стороне. Мы его объехали по пригородам и заводским районам, форсировав  Енисей по какому-то узкому мосту.

Прошли дожди, и вода в речках мутная. Воду выпрашиваем в придорожных кафе. И очень тормозит продвижение встречный ветер. Но рельеф выравнивается. Впереди нас ждёт равнина. Вот где покатаемся!

 

31 июля.

Но опять сильный встречный ветер. И двенадцать километров ремонтных работ. А перед Ачинском ещё и дождь. От него спрятались под навесом автобусной остановки и, чтобы не терять времени даром, сварили обед. Опять скороварка выручила. Двухдневный запас дров везём с собой.

Вокруг Ачинска есть объезд, но мы проехали через город. Надо было посетить магазины и подкормиться.

 

Международные и внутренние контакты

 

А после Ачинска состоялся ряд международных и внутригосударственных встреч.

Описание: 44-04a1Сначала с французом, но «русифицированным»  «нашей» переводчицей и нашими «Жигулями». И едут они на Байкал! И, конечно же, не могли проехать мимо:

- А Вы запатентовали Ваш агрегат? – Спрашивают.

- Я что, похож на мазохиста? Патентовать что-либо в нашей стране такому лоху, как Оленя, равносильно моральному и материальному самоистязанию. Сначала из вас вынут душу на этапе доказательств ваших прав на ваше изобретение, а потом заставят платить непомерную пошлину за милостиво дарованный вам патент.

- Но Вы ведь можете потом его продать.

- Продать-то я могу, только кто ж его купит? В нашей стране нет культуры покупать патенты. Вот «культуры» украсть сколько угодно. Так что я, предупреждая потенциальное воровство (с целью понизить коэффициент вороватости нашего народа), сам показываю свою машину всем желающим. И это, между прочим, приносит больший доход. Кто покормит, кто подвезёт, кто в гости пригласит. А это ли не признание?

Доминик Лежен. Неплохой «малый», хоть и француз. Мы с ним обменялись своими «собачьими» адресами.

 

Но будет и ещё один француз. Правда, уже после завершения этого похода и во время следующего, местного и локального, и где-то на Ленинградском шоссе. Тот будет «лёгким» велосипедистом, совершающим по дорогам России короткие броски от города к городу, где в гостиницах его уже будет поджидать жена (удобно, не правда ли?). На Оленю он со своим фотоаппаратом накинулся почему-то особенно рьяно. Понимая, зачем, Оленя, конечно же, всё ему разрешил (чтобы предупредить откровенное воровство), и тот ощупал в нас своим фотоаппаратом всё, вплоть до винтика. Смышлёный был мальчуган. Надо бы его как-нибудь не забыть. Интересно, можно ли  будет однажды ознакомиться с результатом этого «изобретательного» любопытства?

 

1 августа.

Вот тебе и равнина. Почти весь день дождь. Но не это главная напасть. А вот ветер такой, что сдувает с дороги. Скорость даже на спусках не превышает 12 км в час! Вот тебе и покатались. И только к вечеру чуть-чуть полегчало.

И сразу же навстречу «собрат по ненастью», хотя ему этот ветер только на руку. Валерий Кузнецов едет на Байкал из Челябинска. С трудом миновал безводные Барабинские пространства, за приличную «деньгу» покупая воду у местных жителей. Сегодня некоторое время ехал вместе с австрийцем, но ушёл от него вперёд.

И верно, через полчаса показался и Людвиг Маллингер, турист-солнце. Два месяца как оставил он свою ненаглядную Вену, и вот едет по этой дикой и непонятной стране. Но ничего, кажется, и он доволен.

 

Этим день не закончился.

Речка. Надо набрать воды. Но под мостом молодёжь отмечает день рождения своего товарища.

- Дед, а ну, давай к нам!

И напоили медовухой, и накормили шашлыками. А попробуй, откажись, могут и накостылять.  Гостеприимство в Сибири принимает иногда очень агрессивные формы.

Неплохие ребята, но интерес к жизни чисто биологический.

- Ребята, а кроме секса, вас разве ничего больше не интересует?

Нет, ещё деньги.

А верховодит у них молодой, но, видать,  уже матёрый уголовник. Вот он подъехал на своём «мерсе», и все сразу как-то «умалились».

- Крутишь? Ну, крути, крути. – Это он с Оленей так поговорил. Лицо неестественно застывшее, не умеющее улыбаться, и как будто натянутое на проволочный каркас.

Но, наверное, о таких людях будущего мечтали наши «великие реформаторы», выбрасывая на обочину жизни  прежних, «недееспособных», людей и доставая из своих загашников вот этих, «очень деятельных»? Что ж, получите.

Молодёжный «зверинец», наконец, нас отпустил. А тут и ветер стих. И километров 30 мы ещё «накрутили». Выветривая из себя медовуху и нехороший прогноз относительно животной перспективы нашей цивилизации.

Затяжной финиш

 

2 августа.

Снова дождь, и снова сильный встречный ветер. Вечером,  на скошенном лугу, уже определившись на отдых, Оленя устроил сушку своей промокшей амуниции и нечаянно сжёг тапочки.

Это стало последней каплей, определившей давно зревшее решение: надо заканчивать. Нестерпимая жара, безводные процедуры, ветра.

 

3 августа.

Описание: 2002-13aВ Мариинске на рынке купили новые тапки.

 

4 августа.

Ветер.  И снова крутые и частые горки.

 

- Во, как иностранцы путешествуют!

Это в наш адрес. Разочаровывать «крутых», остановившихся на обочине, не стали.

Описание: 105-02bК вечеру неожиданно оказались в Кемерово, проехали и уже с южной его стороны заночевали. Это означало смену курса.

 

5 августа.

И он уже на Новокузнецк.

 Дорога отличная. Ветер наличествует, но дует уже не в лоб, а по лбу, полоскаясь с правой его стороны.

На рынке, в Берёзово (10 км за Кемеровом), повторилась история с подарками. Нас ими опять завалили. Даже местный бомж ходил искать для нас воду.

Панфилово. Армянская шашлычная. Опять зазывают!

- Эй, подъезжай, накормлю!

Огромный шашлык, завёрнутый в огромный лаваш! Мы его еле-еле сгрызли.

 Мартин (хозяин шашлычной) пожелал только немного посидеть на нашем велосипеде. А подсуетившийся, к месту и ко времени, полысаевский мужичок успел это знаменательное событие даже запечатлеть. Потом прислал фотографию. Приглашал и  в гости, ведь Полысаево у нас на пути. Но это предложение мы уже отклонили.

Последний акт

 

6 августа.

Сегодня надо доехать,  не то рухнем. Кажется, перестарались. И опять ни воды, ни лесов. Сплошная промышленность –  Кузбасс, одним словом.

Новокузнецк. Но его тоже надо объезжать. А это ещё несколько долгих и крутых подъёмов. И вот, наконец, последний спуск и перед нами Сосновка! Нам туда.

Всё!

 

Заключительное настроение

Не всё удалось, что захотелось. Но не это главное. Машину подлечим и доработаем, себя восстановим. Не случилось бы чего с Планетой.

 

Мы уже почти догадались, что в Космосе мы не одни. Если Вселенная допускает существование такой формы материи, как человек, то не исключено, что в ней есть места, где этого «добра», и даже лучшего качества, много (аналогия с дензнаками Остапа Бендера). Природа не создаёт что-либо в единственных экземплярах и свои изделия всегда тиражирует.

А сознание человеческое, хотя и наивысшая из доселе нам известных, но  всё-таки тоже только форма энергии. А раз так, то к нему применимы и все законы физики, в том числе, и закон сохранения. И это означает, что оно не может бесследно исчезать, как, впрочем, и появляться из ничего. Оно только переходит в другие формы. А вот какие они будут, зависит уже от того, что мы за свою жизнь предпримем для повышения его качества, как отшлифуем и какой моралью обременим. И либо, по завершении цикла, мы превратимся в холмик земли и на том закончим своё существование в качестве продвинутой формы материи, но не оправдавшей звания  носителя человеческого сознания, а потому оно может скатиться после нашей смерти на какой-нибудь из низших уровней. Либо, после прохождения мучительной, но небезрезультатной «человеческой службы» оно будет иметь честь быть принятым в Высшую Лигу Энергий, которая, в нашем бедном понимании, ассоциируется со словом «Бог».

Вот это и есть та задача, которую, живя на Земле, должен успеть для себя решить каждый человек. И одним из показателей этой успешности является  его отношение к Планете. Справляемся ли мы с этой задачей? Не очень.

Хотя, путешествуя среди куч гнили, мусора и непростительно испорченного человеческого материала (95% «животных» генов), Оленя пока ещё находит и  5% уцелевших. Какое счастье для Планеты, что они на ней ещё есть. И какое для неё несчастье, что пока не в их руках находится её судьба.

Но всё же Оленя оптимист и полагает, что на смену этой, выжившей из ума (так и не сумевши его набрать), но до потери чувства опасности самодовольной цивилизации-самоубийцы однажды, наконец, придёт настоящая человеческая, которая и состоится-то благодаря только тому, что найдёт в себе силы для преодоления своей животности.

Но для этого совершенно необходимо, чтобы в процессе и хаосе всех этих мутаций и трансформаций Планета всё-таки осталась на плаву.

К сему:

Оленя

 

X